Николай Левченко: За «большой политикой» некоторые депутаты забывают про людей (ФОТО)

Народный депутат Украины, избранный в мажоритарном округе № 44 (Кировский и Петровский районы Донецка), Николай Левченко так и не стал киевлянином. Впрочем, он и не стремился – семья осталась в Донецке, все выходные и две рабочие недели депутат проводит тоже здесь, а Киев воспринимает как командировку…

Чем отличаются в Верховной Раде депутаты-мажоритарщики от коллег, избранных по партийным спискам? Какие вопросы и наказы дают им избиратели во время приемов? Что удивило, а что разочаровало в стенах украинского парламента? На эти и другие вопросы Николай Левченко ответил в эксклюзивном интервью «Муниципальной газете».

– Николай Александрович, вы шли в парламент по мажоритарному округу. То есть избиратели голосовали именно за Левченко, а не за партию вообще. Чем отличается в Верховной Раде позиция депутата, избранного по «мажоритарке», от позиции того, кто прошел по партийным спискам?

– Депутат от мажоритарного округа никогда не будет блокировать трибуну. Потому что его начальство – люди в округе. Они делегировали своего представителя в Верховную Раду, чтобы он там решал их проблемы. Это приоритет, а политические амбиции и вопросы для мажоритарщика стоят на втором месте. А те, кто занимается «большой политикой», решают совсем другие задачи. И за этой борьбой они часто забывают о проблемах людей. Вот в этом и разница. Ответственность за «всё в целом», она снижает конкретную ответственность непосредственно перед избирателями. А у мажоритарщика всегда есть конкретные задачи и вопросы, ему предстоит отчет в округе перед избирателями. Он обязан приехать и доложить, что сделал для людей, как выполняет свои обещания. 

– Вы сейчас часто встречаетесь со своими избирателями?

– Две недели в месяц я провожу в округе и должен людям смотреть в глаза. А я никогда не смогу смотреть в глаза избирателям, если вся моя работа заключалась в блокировании парламента. Мажоритарщик не будет ставить свои политические амбиции выше интересов избирателей. А когда избиратели твои – вся страна, но конкретно ни перед кем не отвечаешь, совсем другой подход. Тогда можно позволить себе быть популистом. Вот такая разница между депутатами от мажоритарных округов и теми, кого выбирают по спискам. 

– Сейчас активно обсуждают вариант перехода на мажоритарную систему выборов для всего парламента. Как это повлияет на работу?

– Наверное, в этой ситуации, учитывая громадное количество накопившихся в Украине проблем, будет правильнее весь парламент избирать по мажоритарному принципу. Тогда депутаты будут заниматься проблемами, касающимися уровня жизни людей, проблемами жилищно-коммунального хозяйства. То есть депутаты займутся общенациональными вопросами, но у каждого будет ответственность за свою территорию. Ответственность перед конкретными избирателями. Тогда мы сможем быстрее прийти к порядку. 

– Были опасения, что избранных депутатов люди увидят в округах через четыре года – только перед следующими выборами…

– Я не могу отвечать за всех. Я работаю в округе, постоянно встречаюсь с людьми. Мои коллеги, избранные по другим мажоритарным округам Донецка, тоже работают в округах.

– А общественная приемная у вас есть?

– Конечно, у меня работает общественная приемная. Там мои помощники, юристы, я сам тоже провожу личный прием избирателей. Все мои помощники работают именно в Донецке, в моем округе. Кроме одного, который в Киеве помогает мне работать над законопроектами. И все мои возможности народного депутата, большие или небольшие, направлены на защиту интересов жителей. 

– С чем приходят люди на прием к народному депутату? 

– Вопросы нашей повседневной жизни. Ремонт дорог, грязь на улицах, освещение, водоснабжение, канализация. Есть вопросы по газификации поселков, по работе общественного транспорта, по вывозу мусора. То есть все вопросы, связанные с организацией жизнедеятельности поселков и микрорайонов. Большинство проблем сосредоточены в секторе ЖКХ. Есть вопросы по здравоохранению, обращаются с просьбами помочь с трудоустройством, но реже. В основном люди приходят с коммунальными проблемами.

– А с глобальными проектами и предложениями по законотворчеству кто-то приходит?

– Практически нет таких поручений. И это вполне нормально. Для чего людям нужен депутат? Люди задают те вопросы, которые их беспокоят каждый день. Не может и не должен человек, который работает в Донецке на заводе или на шахте, понимать, как его проблемы решить с помощью закона. Он может прийти с идеей, а владеть навыками законотворчества ему не нужно. Задача депутата – разобраться в ситуации, найти выход. И если проблема носит системный характер, если она типична – разработать и принять необходимый для решения законопроект. Или, если дело не в законодательной базе, заставить чиновников работать для людей. Так что нормально, что избиратели приходят с конкретными проблемами. Было бы даже странно, если бы человек, который плавит металл или добывает в шахте уголь, приносил депутату готовый законопроект. 

– Николай Александрович, перед выборами вы неоднократно говорили, что останетесь дончанином, что переезжать в Киев не планируете. И кто вы сейчас – дончанин или киевлянин?

– Я дончанин на 100%. У меня четверо детей – все живут и учатся в Донецке. Моя жена, родители, мои бабушки – все живут в Донецке. И я живу здесь, я дончанин, а Киев для меня – просто командировка. Две рабочие недели я провожу в своем округе в Донецке и все выходные – в Донецке. Перелеты нам компенсирует государство.

– Чем реальная работа депутатов в Верховной Раде отличается от ваших былых представлений? Что вас удивило или, может, разочаровало? 

– Я разочарован. Разочарован тем, что в Верховной Раде встретил представителей радикальной группировки, которые туда прошли. Я говорю о бывшей Социал-национальной партии Украины, которая сейчас называется ВО «Свобода». Эта политическая сила носит явный националистический и даже неонацистский характер, исповедует идеологию расовой нетерпимости, несдержанности, ксенофобии и не обладает малейшими признаками политической культуры. Они все берут глоткой, берут кулаками и наглостью. Очень решительные, но я не уверен, что они достаточно смелые. Работать они мешают. Превращают главную политическую площадку страны в ринг и базар.

– В чем это выражается? 

– Крики, скандалы. Если им не нравится чужая точка зрения, они ее не выслушивают и не приводят аргументы – они ее глушат шумовыми эффектами. Это не парламентская форма работы. Если они не могут помешать принятию решения большинством – просто блокируют трибуну. Я очень разочарован позицией других фракций – УДАР и ВО «Батькивщина». Они выбрали путь сотрудничества с этой радикальной группировкой неофашистов и всячески их поддерживают. При этом две эти фракции полностью игнорируют резолюцию Совета Европы, которая призывает отказаться от всякого сотрудничества с политической партией ВО «Свобода», потому что последняя исповедует ксенофобские и националистические антиценности. Это не мои выводы – это позиция Совета Европы.

– У «Свободы» к вам тоже много претензий.

– Да, они обвиняют нас в том же самом. Это от недостатка фантазии, говорить на белое – черное. То, что они по своей сути являются неонацистами, признано в резолюции Совета Европы. А две оппозиционные фракции позицию Евросоюза игнорируют. Когда им выгодно – они слышат Европу, а когда невыгодно – уже не слышат. Это лицемерие.

– А как же «Свобода» прошла в парламент, да еще и с результатом в 9%?

– Они сыграли на самых низменных чувствах. В принципе, во время кризиса во всей Европе к власти приходят радикальные партии. Но у Европы есть прививка от этой болезни. В подобной ситуации в начале двадцатого века на фоне кризиса к власти пришли нацисты и привели весь мир к катастрофе. Больше всего тогда пострадал Советский Союз, а на втором месте – сама Германия. Страна была разрушена, более десяти миллионов человек погибли. Украина такой прививки не получила. У нас к власти нацизм еще никогда не приходил, и, я надеюсь, не придет. Но проблема в том, что на чужих ошибках трудно учиться. Запоминается тот опыт, через который ты прошел сам. На фоне кризиса часть общества поверила в простые и радикальные рецепты от популистов. 

– То есть в кризис можно просто сыграть на чувствах и победить на выборах? 

– Да, именно так. Националисты очень умело сыграли на низменных чувствах: «Мы живем плохо, а виноваты москали и евреи. Прогоним москалей и евреев – заживем сразу хорошо». Некоторым людям это кажется очень простым и быстрым выходом. А правда состоит в том, что для хорошей жизни требуется много работать. Это не всем нравится. Прогнать кого-то гораздо легче. И человеку хочется в это верить, в эти простые лозунги. К счастью, 90 % украинцев в это не верят. 

Беседовал Кирилл САЗОНОВ

Оставить комментарий