«Ребенок всегда был под контролем». В Гомеле за закладки судят девятерых, самому младшему — 16

В Гомеле начался суд над молодыми людьми, задержанными весной этого года за распространение наркотиков. Обвиняемых девять человек, четверым из них нет и 18 лет.

Желающих попасть в зал судебных заседаний больше, чем мест: у каждого из обвиняемых адвокат, родители, поддержать некоторых пришли друзья. Вначале секретарь суда пускает внутрь защитников, затем — официальных представителей несовершеннолетних, потерпевших по делу — и зал забит до отказа.

Троим из обвиняемых 17, одному — и вовсе 16 лет. Парни за стеклом, увидев родные лица, улыбаются и ободряюще подмигивают, родители плачут.

У прокурора в руках — толстая папка с обвинением: зачитать все сегодня он вряд ли успеет, прикидывают адвокаты.

Что говорит обвинение?
Молодых людей задержали в апреле. По версии следствия, они работали закладчиками в интернет-магазине по продаже наркотиков. Готовые к реализации психотропы компания хранила по месту жительства одного из подростков в агрогородке Поколюбичи Гомельского района. В сарае возле дома милиционеры нашли 28 пакетиков с особо опасным веществом альфа-PVP, электронные весы, респираторы и упаковочный материал для фасовки наркотиков. Еще одна доза этого же психотропа была обнаружена при личном обыске одного из подростков.

Ранее милиция сообщала, что обвиняемых шестеро — и только один из них на момент задержания был совершеннолетним. Сегодня в суде появились еще трое молодых мужчин — но они по делу проходят не как распространители, а как покупатели запрещенных веществ.

Трое обвиняемых — Жуков, Живодеров и Пархоменко — по версии следствия, причастны не только к распространению наркотиков, но еще и к хищению путем использования компьютерной техники. Схема была такая: 21-летний Жуков с двумя другими обвиняемыми просил у знакомых мобильники, объясняя это тем, что ему срочно требовалось зайти на свою страницу во “ВКонтакте”, а телефон разряжен, активировал на чужом аппарате услугу микрозайма через мобильный банкинг оператора сети, а затем переводил деньги на свой номер. Всего таким образом были обмануты около 30 человек на сумму около 3 тыс. рублей.

Сегодня весь день в суде прокурор зачитывал подросткам обвинение.

Что говорят родители обвиняемых

Страшный день 11 апреля разделил жизнь сразу нескольких семей на «до» и «после». Теперь объединенные одним горем родители обвиняемых пытаются найти ответы на главный вопрос: почему это произошло именно с ними?

— Вечером звонила мама Саши Пархоменко, искала его, у него был недоступен номер. А потом уже позвонили нам. Люди в погонах вручили постановление на обыск и отвезли нас в Центральный РОВД, — вспоминает тот вечер мама Данилы Живодерова Инна.

С тех пор прошло 7 месяцев, а она до сих пор не может поверить в случившееся.

— Ребенок всегда был под контролем. Понимаете, возраст такой — и внутренне мы, конечно, были неспокойны и следили за сыном. Ну не было в его поведении ничего, что могло бы насторожить! Бывает, зайду в комнату, он за компьютером. «Что делаешь?» — «Играю».

Рядом вздыхает отец Михаила Зиневича — Александр. Ему о задержании сына стало известно только утром следующего дня. Его Миша дружил с другими 17-летними обвиняемыми. Все жили в одном микрорайоне, увлекались футболом.

Весной, вспоминают родители, в жизни их детей появился неизвестный ранее взрослым Виталий Жуков.
— Я тогда насторожилась. Еще говорю ему так: «Виталик, что ты болтаешься, нигде не работаешь, что тебя связывает с детворой этой?» — вспоминает Инна Живодерова.

Родители несовершеннолетних уверены: их детьми воспользовались.
— Потом они объясняли нам, что Жуков их попросил помочь, — говорит Инна.
— Сколько им платили?
— Да какое платили?! 2 апреля они зарегистрировались в этом магазине, а 11-го за ними пришли.

Родители считают странным, что до сих пор не найден человек, который курировал деятельность закладчиков.
— Есть распечатки разговоров, в них Жуков связывается с неким «Виталиком Фрицем», он же «Батя», живет возле Прудковского рынка. Но этого человека до сих пор не нашли. Есть телефонные звонки, даже номер есть, почему тогда его не могут найти?

Возможно, на этот вопрос они найдут ответ по окончании судебного процесса.

Рассмотрение дела продолжается. На следующем судебном заседании планируют заслушать обвиняемых.

Елена Бычкова. TUT.BY

Добавить комментарий