Маленькие кузнецы большой победы

Главная дата 2020 года — это 75-летие нашей Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов. К сожалению, все меньше остается тех, кто пережил те огненные годы. Уходят и те, чей героический труд в тылу и самопожертвование обеспечивали фронт новыми видами оружия и армейского снаряжения. Эти люди – бесценные свидетели единодушного народного порыва, который помогал мобилизовать силы для разгрома фашистских войск.

«Московская правда» в год юбилея предлагает своим читателям узнать о тех, кто в буквальном смысле ковал Победу. За два с половиной года войны советский тыл превратился в могучую военную индустрию. То, что грозное оружие Победы создавали руки мальчишек и девчонок из ремесленных училищ, знали все, но воспринималось это как должное, шла война, и подростки участвовали в ней наравне со взрослыми. Открылись вечерние школы рабочей молодежи, где после трудных рабочих смен ребята могли получать еще и общее образование.

Сегодня, когда мы рассматриваем события того времени, можно утверждать, что «великое переселение машин», как называли его военные стратеги, было в немалой степени решающим условием будущей Победы. Но кто должен был работать на эвакуированных станках, если квалифицированные рабочие кадры призвали в действующую армию уже в первые дни войны?

Этой малоизученной темой военного периода уже давно заинтересовался сотрудник нашей газеты Эрик Котляр. В свет вышли две его книги: «Государственные трудовые резервы в годы Великой Отечественной войны» (научная монография) и очерковая книга «Войной опаленная смена». Очерки вышли в 1985 году, а предисловие к ним написал маршал авиации, трижды Герой Советского Союза, председатель ДОСААФ (1972 – 1981) Александр Иванович Покрышкин. Он отметил: «Особую роль в деле воспитания молодежи нашей Родины сыграла в военное время «кузница рабочих кадров», так называли в народе систему трудовых резервов. Ее роль в напряженных трудовых буднях тыла оказалась огромной. Достаточно отметить, что за 1418 дней войны из её стен вышли 2,5 миллиона молодых рабочих разных специальностей, в которых так нуждалась оборонная промышленность. По общему числу это превышало всю подготовку рабочих профессий за двадцать лет, предшествующих войне.

Многие из выпускников трудовых резервов приняли участие в военных действиях. Как же пригодилась им на фронте рабочая закалка! Более 700 выпускников училищ были за подвиги удостоены звания Героев Советского Союза, некоторые даже дважды Героев. В годы войны весь мир узнал о подвигах аса В. Талалихина, протаранившего фашистский самолет, легендарного А. Маресьева, бойца Ю. Смирнова, зверски растерзанного фашистскими извергами. Все они в стенах учебных заведений трудовых резервов получили рабочую профессию и вместе с ней усвоили понятия о рабочей чести и гордости за свою Родину».

Система трудовых резервов была надежным кровом для тысяч обездоленных детей на освобожденных от захватчиков территориях. В 1943 году были созданы первые суворовские, нахимовские и специальные ремесленные училища с улучшенными условиями содержания. В этих училищах ребят не только обучали самым сложным и востребованным в то время профессиям, но и давали обязательное среднее образование. По мере продвижения воинских частей на Запад военкоматы собирали осиротевших детишек и передавали их уполномоченным для определения в учебные заведения, что помогло сократить до минимума беспризорность в стране во время войны.

В очерках Эрика Котляра – реальные люди. Если они дожили до наших дней – было бы важно найти их с помощью активистов-поисковиков, которые восстанавливают события того великого времени и ищут их участников. Эрик Котляр сам современник описываемых им в книге событий. Поэтому очерки точно передают дух времени той суровой поры.

«Московская правда» начинает серию публикаций некоторых из этих очерков.

Июнь 1941 года. Наступил час жестокой проверки страны на ее жизнеспособность. От края до края поднялся на защиту Родины народ. В эти дни не было ни одного человека, взрослого или ребенка, равнодушного к судьбе своей земли. Война – это не только фронт. Это тяжелый, без счета времени, труд.

Эвакуированные из западных областей станки прямо с колес включали в работу на полную мощность. Приближение Победы зависело от каждого оборота станка, от каждой лопаты горючего, брошенного в топку. Сотни ремесленных училищ не только меняли свою географию, но и ставили рекорды в освоении новых специальностей, в которых так нуждалось оборонное производство. Война стерла границы между возможным и неосуществимым.

В морозный февраль 1942 года учащийся куйбышевского училища Василий Дижа добился перевыполнения норм до 500%. Виктор Сафронов, фрезеровщик из московского училища, довел ежедневную сдачу продукции до трех норм.

Альбион Рудин пришел в цех из нижнетагильского училища, и вскоре его имя стало известно всему заводу. С первых дней работы в его рабочей карточке появились отметки о выполнении трех и более норм. Однажды военный представитель сообщил о срочном заказе для фронта. Требовались 1800 деталей. Работа вроде бы простая. Пруток дюраля разрезали на куски. Их зажимали в тиски, обрабатывали напильником и выгибали под нужным углом. Изготовление каждой детали требовало 14 минут. Поднести заготовку к дисковой пиле, нарезать ее, зажать на ручном прессе и выгнуть уголком – 450 часов на весь заказ! А детали нужны сейчас. Сию минуту. Что же делать? Рудин обвел глазами цех и вдруг увидел… эксцентриковый пресс! На нем работали редко, он оказался вроде как исключенным из общей технологии. Получив разрешение начальника цеха, Рудин приспособил к эксцентриковому прессу устройство для резки дюраля. Заструился ручеек готовых уголков. Исчез брак, обычный при работе с ручной пилой. Небольшую кромку, заусеницы стало легко убирать с помощью напильника вручную. Более 5025% выработки дал 12 июля 1942 года Альбион Рудин. Он заменил пятьдесят взрослых рабочих.

Весть о его успехе газеты разнесли по всей стране. В нижнетагильском училище его примеру последовали многие. Фрезеровщик Андриенко сконструировал оправку для сокращения количества операций: результат выработки – 1100%! Слесарь Маланчук сам изготовил штамп и выдал на нем 1800% от нормы. Новацкий, Шаров, Скворцова пополнили отряд тысячников, совершенствуя и сокращая технологический процесс.

Какой была цена трудового подвига военной молодежи? Голодное, холодное, тяжелое время. Скромный рабочий паек. Топливо для печей-буржуек добывали в развалинах от бомбежек или артобстрелов. Дымными вечерами, в темных от светомаскировки комнатах ребята слушали сводки Совинформбюро, которые приносили вести об освобождении от оккупантов еще одного населенного пункта. И глаза загорались радостью – значит, не зря затрачены такие усилия, сделанные руками мальчишек и девчонок снаряды поразили свою цель! «Мал золотник, да дорог», – шутили на заводах, глядя на «пескариков», утопающих в сшитых не по их плечу спецовках и огромных, не по размеру, кирзовых сапогах. А на фронте бойцы, получая новое вооружение, восхищались: «Золотые руки!»

Были еще и неприметные вещи, без которых солдат не боец. О саперной лопатке любой фронтовик мог рассказать не одну захватывающую историю. А вот сделать ее универсальной не так-то просто, как это может показаться на первый взгляд. И самое трудное – это врезать ручку в горловину штыка. Работа эта трудоемкая и кропотливая. Ручной труд на верстаке стамеской и стеклянной шкуркой. Несколько раз приходилось примерять, чистить, подрезать. В модельном корпусе большого заводского корпуса мастер производственного обучения Никита Зубарев собрал своих питомцев: «Нужно много саперных лопаток. Надо быстро наладить их производство».

До войны ребята в училище выполняли несложные задания, а тут такое дело… Попробовали. И вышло. Они научились выдавать за смену по 67 лопат. «Выработка 550%», – докладывал Зубарев начальнику цеха. «А как наши лопаты помогают бойцам?» – волновались ребята. Вскоре с фронта пришло письмо. «Спасибо вам за лопаты! Это самый дорогой подарок на войне. Лопата с маркой вашего училища – надежный фронтовой друг», – писали бойцы с передовой.

Москва военная… Вой сирен: тревога – отбой, тревога – отбой… И так по несколько раз в ночь. Оборудованные под убежища станции метро, многоярусные койки… Люди, бредущие по тоннелям от станции к станции в ожидании отбоя тревоги. А на крышах домов пожарные и девушки-зенитчицы, наблюдающие за небом, которое перестало быть голубым. Ребят одного из училищ по просьбе пожарной части отправили в помощь на ночное дежурство. Ночь выдалась тяжелая. Несколько юнкерсов прорвались через заслон обороны. Загорелось бомбоубежище, откуда доносились крики о помощи и детский плач. Учащийся Шура Крылов вступил в схватку с огнем. К нему подоспели на помощь товарищи. Более часа они забрасывали бушующее пламя мокрой землей, обломками кирпичей, выстраивая баррикаду перед огненной атакой, пока не усмирили фашистского дракона. На счету у этих ребят уже был не один десяток укрощенных зажигалок. И за спасение тех, кто находился в бомбоубежище, а там было много женщин и детей, все они получили правительственные медали за свою отвагу и находчивость.

В августе 1941 года колонна ремесленников растянулась на подмосковной дороге. А в летнем небе кипел жаркий воздушный бой. Фашистский стервятник, уходя от советского истребителя, выкинул смертоносный груз. Бомбы подожгли лес. Не ожидая команды, ребята устремились к горящему лесу. Они выстроились в живую цепочку из трехсот человек, по которой передавали ведра с водой к пылающим деревьям, и огонь стал стихать.

Не может дрогнуть на передовой солдат – за ним родная земля, народ, отчий дом. Нельзя ослабить трудовой накал тыла – солдат победит, если у него исправное оружие, теплая одежда, медикаменты.

В борьбе многомиллионного народа растворились самоотверженные усилия маленьких тружеников – бойцов трудового фронта. Им и будут посвящены в юбилейный год последующие публикации очерков.

Эрик Котляр

Добавить комментарий