Анкара

Эрдоган летит к Путину за спасением или чтобы он ему «надрал уши»

Противоречия с США вынуждают Турцию сближаться с Москвой

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган планирует посетить Сочи с визитом 22 октября. Об этом сообщила администрация турецкого лидера 16 октября. Как сообщал ранее глава российского Министерства иностранных дел Сергей Лавров, в ходе визита будет обсуждаться ситуация в Сирии.

Днем ранее состоялся телефонный разговор Эрдогана и его российского коллеги Владимира Путина. По словам официального представителя президента РФ Дмитрия Пескова, обсуждалась также ситуация в Сирии.

Напомним, что 9 октября Эрдоган объявил о начале операции «Источник мира» на севере Сирии, направленной против запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана и террористической группировки «Исламское государство”*. Турецкая авиация в тот же день нанесла удары по городу Рас эль-Айн и ряду других городов на границе двух стран. Позднее было объявлено о начале наземной части операции.

Однако Вашингтон операцию Турции не поддержал и призвал прекратить боевые действия. Более того, президент США Дональд Трамп подписал указ о введении режима санкций против Турции. В черный список внесены турецкие Министерство энергетики и Минобороны, под ограничения также попали три должностных лица. Кроме того, СМИ сообщили, что в день начала турецкой операции Трамп направил своему турецкому коллеге письмо, в котором призывал того «не валять дурака» и «не подводить весь мир». Эрдоган же якобы выбросил это письмо в мусорный бак.

На этом фоне турецкий лидер даже допустил, что его запланированный на ноябрь визит в США может не состояться. Зато с российской поездкой проблем нет.

«Относительно моего визита в Россию нет никакого негатива, и скорее всего, визит состоится. Что касается моего визита в США, то мы оценим это после того, как пройдут переговоры с американской делегацией, которая сюда приедет. Потому что дискуссии, которые ведутся в конгрессе, касающиеся лично меня, моей семьи, моих коллег-министров, являются большим неуважением к Турецкой Республике», — сказал Эрдоган журналистам.

Граждане Турции тоже активно гадают в соцсетях об истинной цели визита своего президента в Москву. Есть предположение, что Путин надерет Эрдогану уши, а кто-то уверен, что президент России после визита в ОАЭ готовит заговор против Анкары, другие уверены, что Эрдоган очень дорог Кремлю. А что на самом деле?

Политолог, востоковед Станислав Тарасов рассказал «СП», что президент Турции сейчас оказался в крайне сложной ситуации, поэтому ему приходится рассчитывать на Россию, которая может помочь в решении его многочисленных проблем. Вопрос в том, что получит от этого сама Москва.

— То, что в операции Эрдогана на севере Сирии не все пошло так, как он планировал, стало ясно буквально чрез несколько дней после ее начала. Турция проводила политику двойных стандартов — разыгрывала свою карту в отношениях и с Вашингтоном, и с Москвой.

«СП»: — В каком смысле?
— Буквально недавно состоялась личная встреча трех президентов — Путина, Эрдогана и Рухани, и они вроде бы договорились по проблеме Идлиба. Но Эрдоган не сумел объединить этот процесс со своими отношениями с американцами в формате международной коалиции. Это отдельный сюжет, где он договаривался с США о создании так называемой зоны безопасности. Американцы предупреждали турецкого лидера, что не нужно лезть на север Сирии, однако он почувствовал, что наступил подходящий момент и начал разворачивать боевые действия. После чего натолкнулся на самый неприятный для себя сюрприз, точнее, даже несколько.

«СП»: — О чем идет речь?
— Первое — это то, что сирийские курды переметнулись на сторону Дамаска. Они объявили Турцию общим оккупантом. Таким образом, учитывая наши отношения в «астанинской тройке» и то, что Россия и Иран активно поддерживают Дамаск — это удар по самой тройке и этому переговорному формату.
Второе — Эрдогану не удалось договориться с американцами. Сначала Трамп вроде бы обещал оказать поддержку, но ставка на него оказалась неудачной. Турецкой дипломатии не удалось просчитать все ходы, и против Анкары были введены санкции.
Сегодня в Турции находится большая американская делегация во главе с вице-президентом Майклом Пенсом. Они предлагают провести переговоры и подписать мирное соглашение, но Эрдоган заявляет, что никогда не пойдет на переговоры с террористами.
Возникает вопрос, кого именно он имеет в виду под террористами. Ответ простой — сирийских курдов. Получается, что американцы загнали Эрдогана в ловушку, вынуждая его подписать перемирие с курдами в связи с этой зоной безопасности, что сделает его «отцом» курдского проекта на территории Сирии.
Еще один важный момент в том, что Эрдоган недооценил возможности российско-американского сотрудничества в Сирии. Обратите внимание, что американцы покинули Манбидж под прикрытием России, они выходят на юг под прикрытием российских ВКС. Потому что одно дело — публичная риторика, а другое — практика. Кроме того, в проекте конституции Сирии тоже предусмотрена возможность предоставления автономии сирийским курдам.
Вот и получается, что вдруг неожиданно Москва и Вашингтон по разным причинам выступали против проведения Турцией операции на севере Сирии. Эрдогану в связи с этим некуда деваться. Он позвонил в Москву, и Владимир Путин пригласил его на переговоры.
Точная дата неизвестна, но важно, что Эрдоган появится в Москве уже после проведения серии переговоров с Пенсом, Помпео и другими представителями США. Сначала он выслушает их, а потом приедет на доклад к Путину.

«СП»: — На что мы можем рассчитывать в этих переговорах?
— Как в этой ситуации будет решать проблему Москва, удастся ли и на сей раз спасти Эрдогана — сказать сложно. Но мы должны четко понять, что как и Запад, мы не хотим терять Турцию. Мы понимаем, что есть чувствительные вопросы, связанные с проблемами ее безопасности. Актуализация курдского вопроса приобретает международный характер и угрожает территориальной целостности Турции, может привести к ее федерализациеи. В Ираке автономия уже существует, в Сирии — потенциально возникает, и следующими на очереди могут оказаться районы Турции с компактным проживанием курдов.
Это очень сложная ситуация, пожалуй, впервые в новейшей истории Анкара оказалась в таком непростом положении. Всего этого Эрдоган мог бы избежать, но он сам допустил ошибки.

«СП»: — Какие?
— Москва и Тегеран предлагали Эрдогану выйти на Аданское соглашение 1998 года, которое было в свое время подписано с Дамаском и предусматривало совместную борьбу с терроризмом. Если бы он послушал совета Москвы, вышел на контакт с Ассадом и договорился о проведении совместной операции (а Сирия тоже не очень-то хочет, чтобы курды получили серьезную автономию), расклад сил был бы совершенно иным.
А сейчас все фигуры расставлены, и Эрдоган только в своей внутренней политике заявляет, что он главный игрок. На деле же он второстепенная фигура. Которая, к тому же, попала в психологическую ловушку.

«СП»: — Что вы имеете в виду?
— Эрдоган считает себя великим политиком (он действительно хорош, нужно отдать ему должное). Он общается на равных с первыми лицами государств — Владимиром Путиным, Си Цзиньпином. Но президент США Дональд Трамп так и не посетил Турцию, несмотря на многочисленные приглашения. Эрдоган уже несколько раз встречался с Трампом, но только в США, на его территории.
В середине ноября планируется очередной визит турецкого лидера в США. Что называется, на поклон к Риму. Турки видят, что их президент на равных говорит с Москвой и Пекином, а тут приходится ехать в «Вашингтонский обком» и докладывать о проделанной работе. Это очень сильно бьет по психике Турции.

«СП»: — Почему тогда Анкара не пойдет на открытую конфронтацию с США, не начнет рвать эти связи?
— Несмотря ни на что, турецкая экономика интегрирована с западной. На торгово-экономические отношения с Европой приходится около 65% товарооборота. И дело не только в экономике. Турция не хочет рвать отношения с Западом и Америкой. Она не хочет выходить из НАТО.
То, что Анкара вступает в альянс с Москвой, еще не значит, что она будет проводить пророссийскую политику. Есть глубокие исторические корни, которые позволяют делать такие выводы. То, что Россия, Иран и Турция вступили в альянс на сирийском направлении уже само по себе беспрецедентно. Хотя и в нем периодически возникают трещины, которые нужно цементировать. Но это уже работа нашей дипломатии, которая достаточно успешно с этим справляется. Президент также показывает свое дипломатическое искусство, что дает повод надеяться, что мы сумеем договориться с турками, не унижая их и не подрывая авторитет Эрдогана.

«СП»: — А как на Турцию влияют такие истории, как письмо Трампа с требованием «не валять дурака»?
— Это постмодерн американской политики, так называемая твиттерная дипломатия. Если тот же Эрдоган что-то напишет в «Твиттере», вздрогнут два-три государства. Если в «Твиттере» напишет Трамп, вздрогнут все. Трамп ведет себя так, как он хочет. Если раньше американские президенты прикрывались какими-то доктринами, солидарностью, то сейчас он нагло и открыто обозначает свои интересы.
Посылая солдат в Саудовскую Аравию, Трамп прямо говорит, что саудиты должны платить, и просто так защищать их никто больше не будет. То же самое и с Турцией — США продают им оружие, чтобы защищаться от противников.
Но здесь логично задать вопрос: «А кто является потенциальными противниками Турции?» С исторической точки зрения — Иран и Россия. Но практически эти страны противниками Турции сейчас не являются. Саудовская Аравия, как и весь арабский мир, ненавидит Турцию по историческим причинам, но воевать с ней не собирается. Как и Израиль, и Европа. Получается, эта покупка вооружений у американцев — это некие символические жесты, которые ставят под вопрос многие элементы политики Эрдогана.

«СП»: — Так можно ли говорить о нашем альянсе с Турцией?
— Мы должны трезво оценивать ситуацию. Да, с одной стороны нашим президентам удалось совершить исторический прорыв и открыть две страны друг для друга. Процесс был сложным — сбитый самолет, убийство нашего посла. Любой из этих поводов мог стать casus belli. Но мы не пошли на это. Мы пытаемся сохранить Турцию, где у нас и экономические проекты вроде строительства атомной электростанции Аккую, и «Турецкий поток».
Пожалуй, мы сегодня — единственное государство, которое мечтает, чтобы Турция сохранила территориальную целостность и осталась сильным региональным игроком. Но при этом не сильно строптивым и предсказуемым. Пока у нас это получается, и Эрдоган это понимает. Факт в том, что Путин ни в чем не предал Эрдогана, да и Эрдоган, в целом, держит свое слово.
Но вот все действия, который турецкий президент осуществляет в самостоятельном тренде, ошибочны. Не случайно турецкие СМИ полны комментариев о том, что Анкара проводит ошибочную политику на сирийском направлении. Хотите-не хотите, Турцию вовлекли в войну. Фактически, она воюет на трех фронтах — в Ираке с курдами, в Сирии, а также у них есть элементы гражданской войны внутри самой Турции. Еще пять лет назад говорили о неоосманизме и возрождении Османской империи, а сейчас они пытаются сохранить свою территориальную целостность.
Запад активно поддерживал Эрдогана, когда он дрейфовал от кемализма в сторону исламизма. А потом они вдруг резко стали называть его оппортунистом и критиковать за несоблюдение прав человека. Тем самым они сократили ему пространство для маневра. Потом Турции окончательно отказали в приеме в ЕС, хотя и так было ясно, что Европа не готова принять в свой состав 80-миллионную исламскую нацию. Но терять партнера они не хотели, поэтому держали его на длинном поводке.
Для Турции, в свою очередь, это проблема идентичности. Кемалистская Турция вся воспитана на западных ценностях. Они готовы сотрудничать с Москвой чисто по тактическим соображениям. Стратегически они смотрят на Запад. Как и Эрдоган, но он хотел бы, чтобы Запад говорил с ним на равных, но на равных с ним говорят только на Востоке. Посмотрим, как Эрдоган будет выбираться изо всей этой ситуации.

Анна Седова. Свободная Пресса

Оставить комментарий