Прага

«Военные мемориалы» и белочехи пошли «в психическую» на Чапаева

Споры об уместности памятников солдатам Чехословацкого легиона в России запахли валютой

Потомки легендарного комдива Василия Чапаева в интернете выступили с открытым и очень тревожным обращением к министру обороны РФ Сергею Шойгу. В нем они обвинили наше военное ведомство ни много ни мало — в потворствовании крупной идеологической диверсии со стороны одной из стран НАТО и в преступном пренебрежении памятью героев своего Отечества.

Суть дела такова. Обращение к Шойгу перед видеокамерой озвучила Марина Чапаева — внучатая племянница Василия Ивановича и внучка его брата Михаила. В частности, Марина Валентиновна и те, кто за ней стоит, спрашивают министра обороны РФ: «Каким образом Министерство обороны Чехии совершенно беспрепятственно, а часто и при поддержке ваших подчиненных реализуют (в России — „СП“) свой идеологический проект „Легион-100“? Вдуматься только: страна НАТО, участвующая в новой холодной войне против нас, руками нашей же ассоциации „Военные мемориалы“ требует от местных властей установления памятников легионерам Чехословацкого корпуса. Участие в иностранном идеологическом проекте ни у кого (в России — „СП“) не вызывает не только отторжения, но и тени сомнений».

Очевидно, тут следует прервать цитирование Марины Чапаевой и дать несколько пояснений, которые, уверен, необходимы не только отечественным жертвам ЕГЭ по истории. Потому что события Гражданской войны в России, столетие которой отмечается в наши дни, полны малоизвестных сегодня большинству наших граждан трагедий. События, в которых принял участие сформированный в России так называемый Чехословацкий корпус — в их числе.

Воинская летопись этого многотысячного соединения началась с немногочисленной Чешской дружины, созданной осенью 1914 года в царской еще тогда России из добровольцев-чехов, проживавших в нашей стране. Дружина влилась в русскую армию, храбро сражалась в Галицийской битве с немцами и австро-венграми. С учетом этого обстоятельства решено было пополнить ее оказавшимися в нашем плену чехами и словаками, готовыми продолжать сражаться уже на стороне России. Так к концу 2015 года в рядах Русской Императорской армии появился Первый чехословацкий стрелковый полк имени Яна Гуса. Когда случилась Февральская революция, это была уже лояльная Временному правительству Чехословацкая бригада общей численностью порядка 3,5 тысячи штыков. А затем — 1-я Гуситская стрелковая дивизия.

Белочехами солдаты и офицеры Гуситской дивизии, преобразованной в 1917 году в Чехословацкий корпус, стали после того, как угодили в кипящий котел нашей Гражданской войны. Поначалу командование корпуса заявляло о нежелании вмешиваться в ход вооруженной борьбы в России. Но после заключения большевиками Брестского мира с Германией командование корпуса стало резонно опасаться, что соединение будет разоружено, а его личный состав выдадут немцам. Начались переговоры с Парижем о признании корпуса частью французской армии, действующей на территории России. 19 декабря 1917 года Париж издал на этот счет соответствующий декрет. И командование Чехословацкого корпуса решило пробиваться во Владивосток, откуда рассчитывало морем добраться до берегов Франции.

На Дальний Восток отправились 63 эшелона по 40 вагонов в каждом. Попытки большевиков на этом пути разоружить корпус успехом не увенчались — во многих районах развалившейся страны белочехи оказывались единственной реальной и хорошо организованной военной силой. Но добром во Владивосток пропускать эшелоны никто не собирался. Начались вооруженные столкновения с красными, захваты заложников, расстрелы и грабежи мирного населения.

Вот характерные строки из приказа командира 2-й чехословацкой дивизии полковника Р. Крейчи: «В случае крушения поездов и нападения на служащих и караулы — (виновные — „СП“) подлежат выдаче карательному отряду. И если в течение трех дней не будут выяснены и выданы виновники, то в первый раз заложники расстреливаются через одного, дома лиц, ушедших с бандами, невзирая на оставшиеся семьи, сжигаются. А во второй раз число подлежащих расстрелу заложников увеличивается в несколько раз. Подозрительные деревни сжигаются целиком».

В российских архивах хранится масса документов об этих самых «подозрительных» русских деревнях, к своему несчастью оказавшихся на пути домой Чехословацкого корпуса. Его солдаты штурмом овладели Челябинском и Пермью, захватили Петропавловск, Курган, Самару, Томск. По дороге им пришлось сразиться и с красноармейцами 25-й стрелковой дивизии, которой командовал Чапаев. Чем, собственно, отчасти и обусловлено нынешнее обращение семьи комдива к Шойгу, с которым выступила Марина Чапаева. По ее словам, командование белочехов, которое крепко побил ее геройский дед, даже назначало за его голову крупную денежную премию.

По пути было еще масса всего — и отправка на Дальний Восток оказавшего в руках белочехов после захвата Самары крупнейшего в мире золотого запаса Российской империи, и предательская выдача эсерам в Иркутске ради беспрепятственного пропуска во Владивосток оказавшегося в одном из эшелонов корпуса адмирала Александра Колчака.

Впрочем, белочехам было что защищать и помимо собственных жизней. Вот строки из дневника военного министра колчаковского правительства генерала Будберга: «Сейчас чехи таскают за собой около 600 груженых вагонов, очень тщательно охраняемых… По данным контрразведки, эти вагоны наполнены машинами, станками, ценными металлами, картинами, разной ценной мебелью и утварью и прочим добром, собранным на Урале и в Сибири».

Но — не станем даже на столь вопиющих деталях останавливаться подробно. Зафиксируем главное в данном контексте: на всем многомесячном пути к владивостокским причалам белочехи пролили реки русской крови и сами понесли немалые потери. Тем не менее, сегодня Министерство обороны Чехии очень хочет на всем пути от Поволжья до Владивостока установить мемориальные памятники «Чехословацкому легиону», как принято сегодня называть тот корпус в Праге.

Для этого в 2014 году, в ознаменование 100-летия со дня создания в России Чешской дружины, в оборонном ведомстве Чехии принята очень обширная и дорогостоящая программа «Легион-100». Курирует ее Генштаб и один из замминистров обороны республики. Но еще почему-то (и это очень удивляет, судя по тексту обращения, Марину Чапаеву) и военная разведка этой страны.

В рамках программы по Чехии сегодня колесит «Легиопоезд» из шести стилизованных вагонов со старинным паровозом. Для подрастающего поколения создана соответствующая компьютерная игра. Большая идеологическая работа проводится в чешской армии. По словам заместителя министра обороны Михаэля Хрбаты, подготовка его солдат теперь «будет включать в себя помимо прочего и исторические знания о возникновении, истории и деятельности легиона, понимание идейных основ возникновения легиона — демократии, патриотизма, чести и честности».

Ну и пусть бы себе тешились на собственной земле наследники бравого солдата Швейка! Так нет же — программой «Легион-100» предусмотрена еще и установка на территории нашей страны множества памятников тем, так неоднозначно ворвавшимся в историю России, легионерам. И самое примечательное — давно создана для этого законодательная база. А именно — подписанное в 1999 году Москвой и Прагой межправительственное Соглашение о взаимном содержании военных захоронений.

А поскольку, по сведениям чешской стороны, Чехословацкий корпус по пути на Дальний Восток понес потери в боестолкновениях, произошедших, как минимум, в 58 населенных пунктах России — именно столько памятников мы и должны позволить им установить на чешские же деньги. Взамен, дескать, будет обеспечен надлежащий уход за местами захоронения советских солдат и офицеров, погибших в этой стране при освобождении ее от фашистов.

Вот скажите: зачем мы это подписывали в 1999 году? Как можно сравнивать — могилы советских воинов-освободителей, громивших в Чехословакии гитлеровцев, и чехословацких легионеров, по пути домой сжигавших наши деревни и расстреливавших захваченных в заложники наших граждан? Как можно было согласиться с выстраиванием столь нелепого в политическом и нравственном смыслах ряда? Но вот Москва согласилась. Сейчас пожинаем плоды.

Слушаем дальше Марину Чапаеву: «Потомки красноармейцев и просто патриоты своей страны более 10 лет протестуют против установки памятника белочехам в Самаре. Сначала чехи требовали поставить памятник на улице Красноармейской, в том месте, где белочехи расстреляли пленных. Потом — в парке имени Щорса. Затем — в Липигах, где находится братская могила бойцов отряда Кадомцева (речь о 54 красноармейцах, погибших в бою с белочехами на берегу реки Татьянка в начале июня 1918 года — „СП“). Каждый раз местные жители с голыми руками бросались на защиту светлой памяти защитников Самары в надежде, что власти образумятся».

Судя по всему — если и образумились, то не везде. Во всяком случае, по словам Марины Чапаевой, в рамках чужеземной программы «Легион-100» уже стоят памятники белочехам на вокзале Челябинска, в Пензе, возле поселка Михайловский (Иркутская область). Еще один — на русском морском кладбище Владивостока.

Всего на присланные из Праги деньги в России сооружено уже 16 мемориалов. Пока от такой «чести» отбиваются Самара, Златоуст, Тюмень. Но долго ли они продержатся под натиском чешских денег?

В заключение — о том, почему адресатом обращения потомков Чапая выбран именно Сергей Шойгу. Не только потому, что в Чехии сегодня не очень ласково обходятся с советскими воинскими мемориалами. Самый свежий пример — скандал с намеченным властями Праги переносом памятника маршалу Ивану Коневу в столице Чехии. Местные власти ссылаются на то, что в данном случае речь не идет о воинском захоронении, которое нынешняя Прага обязалась охранять в Соглашении от 1999 года. И формально этот так. Но стоит ли подобным образом обходиться с памятью маршала, чьи войска первыми вошли в столицу страны в мае 1945 года?

Этот вопрос на заседании муниципалитета столицы Чехии планируется рассмотреть совсем скоро, 12 сентября. Шойгу вся эта некрасивая история, конечно, тоже касается. Но отстаивать честь бывшего командующего 1-м Украинским фронтом обязаны, прежде всего, Кремль и МИД РФ.

И даже не потому, что, как месяц назад сообщило «Радио Свобода», приехавший с визитом в Курган директор департамента ветеранов войны МО ЧР Эдуард Стеглик официально пригрозил: если Россия не возобновит установку памятников белочехам, чешская сторона вообще прекратит уход за могилами советских солдат — освободителей Чехии.

Нет, Шойгу стал адресатом обращения наследников Чапаева потому, что реализацией не нашей затеи с установкой памятников белочехам с невиданным упорством в России занимается Ассоциация международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы», созданная при участии Министерства обороны Российской Федерации и расположенная в Москве. Вот эту-то ассоциацию чапаевцы и просят министра обороны как-то урезонить.

Тем более что по сведениям, обнародованным все тем же «Радио Свобода», «Военные мемориалы» на этом вызывающем все новые и новые скандалы пути вынуждены в судах отбивать все новые и новые обвинения в лихоимстве. Что в любом случае выставляет российскую сторону в не лучшем свете.

Так, редакция «Радио Свобода» заявила, что в ее распоряжении находится письмо все того же пана Стеглика, где говорится о фактах завышения стоимости работ, которые чешская сторона финансирует в ходе проработки проектов памятных знаков белочехам. В частности, имеется ввиду смета на изготовление каменного постамента для памятника в Новокуйбышевске.

А 11 декабря 2018 года «Радио Свобода» рассказала о другом подозрительном, по мнению ее собеседника, эпизоде деятельности российских «Военных мемориалов». Посредством этого СМИ Павел Филипек, координатор отдела по уходу за военными захоронениями Министерства обороны Чехии, заявил: «У нас на уход за памятниками средства выделяются по трем каналам: министерством обороны, региональными администрациями и из бюджетов тех населенных пунктов, на территории которых имеются военные кладбища. В России лишь один раз потратились на наши захоронения. Это было в случае повторного ремонта кладбища легионеров во Владивостоке, потому что большая часть из выделенных нами на это 5 миллионов крон (5,4 миллиона рублей по курсу 2003 года) была украдена».

Как водится, «Военные мемориалы» все отрицают. В начале минувшего августа Евгений Гребнев, руководитель отдела международных связей ассоциации, заявил ИА «Красная Весна»: «Мы будем в судебном порядке выяснять отношения, другого пути нет. Досудебные средства мы исчерпали, обращались в Минобороны Чехии, к Павлу Филипеку, к его начальнику Эдуарду Стеглику, ответа не последовало».

Стало быть — кто прав, а кто неправ, выяснит суд. Но вы не находите, что все эти безумные «пляски на костях» кто-нибудь должен поскорее прекратить? Семья Чапаева считает: это обязан сделать Шойгу.

Сергей Ищенко. Свободная Пресса

Оставить комментарий