Парашютисты

С неба об землю: «Десантура» допрыгалась до увечий

Учения 25-й пехотной дивизии США обернулись ночным кошмаром

Начнем с того, что в США нет ВДВ. Американские воздушно-десантные войска, в отличие от российских, не являются отдельным родом войск, а числятся в контингенте сухопутной армии. Из наиболее известных — 82-я воздушно-десантная дивизия и 101-я десантно-штурмовая дивизия. 25-я пехотная дивизия имеет в своем составе воздушно-десантную бригаду. Большей частью в армии США предпочитают доставку десантников к месту назначения воздушным путем — на самолетах и вертолетах, парашютное десантирование применяется крайне редко. Массовые парашютные десанты, которые получили широкое распространение в российской армии, вообще не применяются.

В десантных войсках России есть определенные нормативы парашютных прыжков. Для генералов, в том числе и командующего ВДВ, достаточно двух в год. Ранее солдату-срочнику, как и младшему офицеру, определялось шесть, сейчас планка рядового повысилась до двенадцати из-за сокращения срока службы. Это по нормативам, в период службы прыгать с парашютом приходится гораздо чаще, в том числе во время учений. При этом подразумевается десантирование в сложных условиях — с приземлением на воду, на лес и в ночных условиях. Последнее — самое неприятное.

Как следует из сообщения официального представителя 25-й пехотной дивизии США, во время прыжков с парашютом возле базы Кэмп-Шелби в штате Миссисипи травмы получили 22 американских десантника именно в ночное время. Часть из 80 десантируемых приземлились на деревья. Здесь очевидная ошибка пилотов военно-транспортных самолетов при выброске десанта, плюс боковой ветер, который снес парашютистов от основной площадки приземления на лес. Обошлось без жертв, но случай достаточно показательный — отсутствие достаточной степени профессионализма.

Ночной прыжок — считается одним из самых сложных в десантной практике. Основная опасность в том, что ты «не видишь землю» и не можешь рассчитать контакт с ней, соответственно, не знаешь когда нужно сгруппироваться, подготовить ноги, развернуть купол по направлению ветра.

Из собственного опыта знаю, какой это неприятный момент ожидания касания земли, особенно когда не видишь возможность маневра, чтобы избежать приземления на некое препятствие — дерево или заболоченную местность. Опытные парашютисты советовали отсчитывать время. Три секунды до срабатывания вытяжной системы парашюта, потом три минуты десантирования с высоты в 800 метров — считай про себя и уже готовь ноги, даже если летишь спиной к земле.

Основа парашютной подготовки десантника — это же конечная практика в совершении прыжков. Первые три необходимо совершить еще до принятия Присяги на верность служения Отечеству. Лишь после этого вручается голубой берет и тельняшка, как основные символы принадлежности к ВДВ. Но и это считается лишь первоначальной подготовкой, осознание приходит немногим позднее, где-то после десятого десантирования, когда приходит понимание, что ты не просто «дернул кольцо» и паришь колбаской в небе, но и способен управлять парашютной системой. И тогда даже ночной прыжок представляется не таким уж и опасным. Собственно, к этому и готовят российских десантников — от простого, к сложному.

— Главное оружие ВДВ — это в первую очередь люди, — говорил бывший командующий ВДВ, ныне председатель комитета по обороне Госдумы Владимир Шаманов. — Десантник изначально готов к тому, чтобы выполнить любую поставленную задачу даже если другим она покажется невыполнимой. Естественно, что за высоким боевым духом стоит надежная и эффективная боевая техника и вооружение, которую наши солдаты и офицеры умеют использовать на самом высоком профессиональном уровне. Десантники на протяжении последних лет последовательно и комплексно подходили к проблеме переоснащения войск современным вооружением и военной техникой.

К слову, Владимир Шаманов и сам до последнего времени совершал парашютные прыжки. Будучи командующим ВДВ, в возрасте 52 лет он «попрыгал» вместе с группой курсантов Рязанского высшего воздушно-десантного училища на площадке приземления Житово. Это был его 174-й по счету прыжок. Еще больше «стаж» прыжков с парашютом у еще одного из бывших командующих ВДВ Георгия Шпака — «напрыгал» более 560 раз. За плечами у легендарного основателя ВДВ Василия Маргелова — 145 прыжков с парашютом. В российских десантных войсках парашютные прыжки совершают все — даже повара и музыканты полкового оркестра.

Насколько актуальны сейчас парашютные прыжки, которые могут привести, в том числе, к жертвам при их совершении? Можно вспомнить и недавний случай, когда при учебных прыжках из-за перехлеста строп основного и запасного парашютов погиб десантник в Псковской области. Масштабные десантные операции в тылу противника парашютным способом чреваты последствиями и это осознавали и американские, и английские, и российские десантники. Средство доставки в ВДВ — военно-транспортный самолет (сейчас основной это Ил-76), который подвержен поражению как средствами ПВО, так и истребительной авиации. Сбили самолет — это сразу минус около 100 человек или трех боевых бронемашин.

В воздухе парашютист «зависает» на 2−3 минуты в зависимости от высоты десантирования в 600−800 метров, и остается совершенно беззащитным от огня с земли даже стрелковым вооружением. Проще и безопаснее по земле, или вертолетами, но десантная операция с использованием парашютов все еще представляется не только внезапной, но и где-то еще и романтичной. С неба — об землю — в бой, как учили наставления по боевой подготовке ВДВ еще советских времен.

— По сравнению с иностранными армиями Россия сегодня располагает наиболее многочисленным контингентом парашютно-десантных и воздушно-десантных частей и соединений, который превышает возможности их подъема самолетами военно-транспортной авиации, — говорит военный эксперт Владислав Шурыгин. — Десантников у нас много, а вот средств их доставки в район боевых действий по воздуху явно не хватает. Это проблема не только российской армии, американцы уже давно отказались от массового десантирования парашютным способом — дорого и опасно.

Если не изменяет память, то пара-тройка десятков человек из состава 82-й десантной дивизии США спускались на парашютах несколько лет назад в Афганистане. И это была не оперативно-тактическая операция, а действия группы спецназа. В России ВДВ входят в состав сил быстрого реагирования, проходят постоянную парашютно-десантную подготовку, которая в реальных условиях боевых действий может пригодиться лишь для диверсионных операций либо для ограниченной выброски парашютистов с целью захвата определенного плацдарма и удержания его до подхода основных сил. Еще с советских времен в боекомплект и рацион питания десантников закладывался запас максимум на трое суток — большего парашютным способом не доставишь.

Обратите внимание на все последние учения с массовым десантированием, задача которых заключалась именно во внезапном появлении подразделений ВДВ в ближнем тылу потенциального противника. Без парашютного способа доставки личного состава в предполагаемый район обойтись крайне сложно. Вспомним последние учения в Крыму, когда площадки приземления располагались буквально у кромки моря, неожиданном месте для неприятеля, а уже потом проводилась операция по захвату аэродрома и обеспечению высадки посадочным способом основных сил. У морского десанта подобная операция могла занять гораздо больше времени и обернуться потерями личного состава. В общем, парашюты в российских ВДВ списывать рано.

Виктор Сокирко. Свободная Пресса

Оставить комментарий