Взрыв

Генерал Ивашов: США против Ирана могут применить тактическое ядерное оружие

Вашингтону важно показать, что гарантии безопасности союзникам — не пустой звук

США привели свои войска в боевую готовность после атак на нефтяные объекты в Саудовской Аравии. Об этом заявил американский вице-президент Майк Пенс. По его словам, президент США Дональд Трамп в ближайшие дни должен определиться с ответом на произошедшее.

«Если Иран совершил эту атаку, чтобы надавить на президента Трампа и заставить его отступить, то они потерпят неудачу. Америка готова защищать свои интересы», — заверил Пенс, выступая в Heritage Foundation в Вашингтоне.

Напомним, ответственность за атаку дронов 14 сентября на НПЗ госкомпании Saudi Aramco взяли на себя йеменские повстанцы-хуситы. Однако США с самого начала заявили, что за инцидентом стоит Тегеран.

Пенс добавил, что масштаб и точность атак беспилотников позволяют предположить, что они совершались не со стороны Йемена, а с северо-запада.

Со своей стороны, телеканал CNN сообщил со ссылкой на источники в Белом доме, что атаки производилась из южной части Ирана. Якобы расследование показало, что были запущены не только дроны, но и крылатые ракеты. Беспилотники вылетели с иранской базы возле границы с Ираком, а ракеты пролетели на малой высоте над Ираком, прежде чем достичь своих целей.

Ранее Трамп предупредил: Вашингтон готов выступить против тех, кто совершил нападение. Вместе с тем он призвал Эр-Рияд самостоятельно указать на тех, кто осуществил атаку, и сообщить США, как им следует действовать.

В ответ командующий воздушно-космическими силами Корпуса стражей исламской революции Амир Али Хаджизаде заявил, что в случае военных действий со стороны США вооруженные силы Ирана ударят по военным базам и авианосцам США в Персидском заливе. Он добавил, что Иран всегда готов к «полноценной войне».

Как считают эксперты еженедельника Defense News (его аудитория — высокопоставленные военные и правительственные чиновники), Тегеран действительно способен сделать непомерно высокой для Вашингтона плату за участие в вооруженном конфликте.

Первые эшелоны зенитных ракетных систем и комплексов войск ПВО Ирана будут представлять серьезную опасность для пилотов ВВС США. А многочисленный арсенал иранских баллистических и крылатых ракет ставит под угрозу военные объекты США практически во всей зоне Центрального командования ВС США.

Defense News отмечает, что Иран создал широкий спектр ракет — от баллистической «Шахаб-1» с дальностью стрельбы 300 км до крылатой «Сумар» с дальностью 2500 км. Это значит, иранские «изделия» могут поражать цели в любой точке Персидского залива, Израиле, Египте, Афганистане.

При таком раскладе, полагают аналитики Defense News, ВВС и ВМС США должны в первую очередь нанести массированные ракетно-авиационные удары по стартовым позициям ракетных войск Ирана, дислоцированным вдоль южного побережья Исламской Республики. Это предотвратит ответные действия Тегерана, направленные против американских войск.

Причем, как показывает практика, американцы предпочитают таскать каштаны из огня чужими руками. 17 сентября Agence France Presse сообщило, что США намерены на следующей неделе представить генеральной Ассамблее ООН доказательства, что атаки были осуществлены с территории Ирана. Это может послужить отмашкой для экстренного сколачивания коалиции арабских стран во главе с Эр-Риядом, которые и сцепятся с Ираном при американской поддержке.

Значит ли это, что удар по Ирану неизбежен, как должна вести себя в такой ситуации Россия?
— Чтобы предугадать будущее, нужно заглядывать в историю: и Первая, и Вторая мировые войны начинались с провокаций, — отмечает академик Академии геополитических проблем, бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ генерал-полковник Леонид Ивашов. — Вот и сейчас мы видим, что одна провокация в отношении Ирана следует за другой. На мой взгляд, это говорит об одном: на Большом Ближнем Востоке следует ждать большой войны.
Понятно, кроме того, что Ирану сегодня — больше, чем кому бы то ни было — не хочется обострять ситуацию. Ему нужно, чтобы были сняты санкции, и чтобы иранская торговля углеводородами развивалась со всеми странами мира.
Ведь что происходит на Ближнем Востоке? Россия, когда вмешалась в сирийский конфликт, не только подавила искусственно созданный США конгломерат террористических сил, но и изменила геополитическую ситуацию во всем мусульманском мире. Москва усадила шиитов и суннитов за один стол по урегулированию ситуации в Сирии.
До сих пор Штаты и Израиль так вели дела на Ближнем Востоке, чтобы он кипел постоянно — это позволяло регулировать цены на нефть. Но сейчас эта конструкция рушится, и возникает начало нового Срединного мира — мира, который находится между Америкой и Китаем.
Этот процесс хотелось бы остановить и Тель-Авиву, и радикальным произраильским воротилам — прежде всего, финансовым — в Америке. Поскольку речь идет не просто о примирении суннитов и шиитов, но и об объединении в перспективе арабского Востока, а затем и всего исламского мира.
Такой сценарий, напомню, описал еще в начале 1990-х американский политолог Сэмюэль Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций». Он также указал, что ислам является главной силой, которая способна расшатать, а затем и свалить Запад.
Поэтому, с точки зрения Запада, сегодня нужно развалить треугольник Москва-Анкара-Тегеран. И слабым звеном здесь оказывается именно Тегеран.

«СП»: — Почему вы так считаете?
— Турция связана обязательствами по НАТО, и альянс обязан ее защищать. Получается, время Анкары еще не пришло, а государственный переворот против Эрдогана, который пытались организовать американцы, былподавлен.
С Россией связываться также опасно: все-таки это ядерная держава, которая к тому же начинает преодолевать провал в обычных вооружениях.
А вот разрушить Иран и развязать войну на Большом Ближнем Востоке — это очень выгодно и финансовым, и нефтяным американским воротилам. Плюс, конечно, это выгодно Израилю. На мой взгляд, против Ирана в этом регионе может быть применено тактическое ядерное вооружение — в этом Израиль крайне заинтересован.
Другое дело, что Трамп не хочет первым начинать эту войну — ему она не нужна, особенно в преддверии президентской кампании. Потому что в случае конфликта в Америку косяком пойдут гробы — и это не принесет Трампу дивидендов. Плюс, не исключаю, на территории США в массовом порядке загорятся леса.
Поэтому на сегодня ситуация выглядит так: решение о войне с Ираном в теневых кругах принято, и скорее всего принято решение о применении тактического ядерного оружия. Но вопрос стоит — кто первый нажмет на спусковой крючок? Сегодня к этому толкают саудовцев, пытаются заставить их спровоцировать войну. А потом, путем эскалации, в эту войну будут вовлекаться другие страны.

«СП»: — Что это означает для России?
— России такая война невыгодна — Москва предпочитает иметь дружественный Ближний Восток, и в целом в лице исламского мира может иметь надежного союзника.

«СП»: — Иран сможет эффективно противостоять в войне с США?
— Если против Тегерана будет применена вся авианосная мощь Америки, и если к кампании подключится Израиль, ущерб Ирану будет нанесен большой. Но победить Тегеран — сломить и заставить вывесить белый флаг — американцам не удастся.
Это нападение сплотит не только иранский народ, но и радикальные исламские силы, которые выступают против Израиля. В результате Америка и Израиль получат сопротивление по всей планете. Я даже не знаю, кто из европейцев в этом случае полезет в конфликт на стороне США.

«СП»: — Если дойдет до столкновения, мы можем оказывать Ирану военно-техническую помощь?
— Мы просто обязаны это делать — наплевать на все американские санкции. Нам с Ираном нужно работать, как двум независимым государствам. Еще на Ялтинской конференции СССР (а Россия — его правопреемница) уполномочили как одного из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН отвечать за безопасность других стран. Именно это мы должны сделать, поддержав Иран.

— Атака на саудовские НПЗ — серьезный вызов для США, и американцы просто обязаны на него реагировать, — считает эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Сергей Ермаков. — Речь идет о том, насколько Вашингтон способен исполнить гарантии безопасности, которые дает своим союзникам — и это первый ключевой фактор в нынешней ситуации.
Второй фактор — в Америке фактически начинается предвыборная президентская кампания. Это также сильно влияет на решения, принимаемые Белым домом.
Именно эти два фактора определяют, насколько далеко готова зайти Америка в противостоянии с Тегераном. Думаю, в Вашингтоне будут тщательно взвешивать шансы, поскольку американцев устроит только успешная скоротечная военная кампания.

«СП»: — Вы считаете, с Тегераном такая кампания возможна?
— Не думаю, что американцы пойдут на столкновение. Надо понимать: США рационально оценивают как свои силы, так и возможности Ирана по обороне. Сейчас нет никаких признаков, что США реально готовы начать военную широкомасштабную кампанию.
По сути, мы наблюдаем со стороны Вашингтона лишь ужесточение риторики. Замечу, что такое нагнетание страстей — характерный политический прием администрации Дональда Трампа. Делается это с тем, чтобы потом выторговать некие уступки, либо вынудить союзников США занять более жесткую и единую позицию в отношении Ирана. А потом можно объявить об этом как об очередной крупной внешнеполитической победе американского лидера.
Трампу, я считаю, накануне новых президентских выборов необходимо продемонстрировать успешность на мировой арене. Показать, что Америка отстаивает свои интересы — тем более, в случае Ирана интересы безопасности напрямую увязываются с экономическими интересами.
На мой взгляд, итогом нынешних действий США будет усиление давления на Иран: в этом пункте наблюдается консенсус у американского экспертного сообщества. Окружение Трампа считает, что на Тегеран не просто следует давить по всем направлениям — надо сформировать единое мнение на Западе, и полностью изолировать Иран от международной общественной поддержки.

Андрей Полунин. Свободная Пресса

Оставить комментарий