Минск

Минск-Москва-2018: Лукашенко надеется на щедрость Кремля

Белорусскому батьке придется пойти на уступки России, чтобы избежать «голодных бунтов»

Во вторник, 25 декабря состоялась встреча президентов России и Белоруссии Владимира Путина и Александра Лукашенко, которая продолжалась около четырех часов. Несмотря на длительность переговоров и высказывания сторон о том, что они были конструктивными, очевидно, добиться конкретных результатов не удалось. Поэтому главы государств договорились провести еще одну встречу до Нового года.
«В первую очередь это связано с желанием президента России глубже вникнуть в суть проблем, чтобы найти пути их решения. Дата данной встречи будет согласована дополнительно с учетом графиков глав государств», — пояснила пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт.
Что касается тем, которые были затронуты на уже прошедших переговорах, стороны обсуждали вопросы дальнейшей интеграции государств, предстоящий налоговый маневр Российской Федерации в нефтяной сфере и цены на газ.
«Была достигнута договоренность о создании рабочей группы, которая будет взаимодействовать и состоять из представителей правительства. И эта рабочая группа будет готовить предложения по нашей дальнейшей интеграции и решению тех насущных вопросов, которые беспокоят правительства наших стран», — рассказал первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов.
Все эти темы остаются достаточно проблематичными в отношениях двух стран. Москва недовольна тем, как проходит интеграция белоруской стороны, в частности, медлительностью партнеров в исполнении многих пунктов союзного соглашения. У Минска претензии чисто экономические и касаются цен на газ и нефтепродукты, которые получает Белоруссия. В частности, белорусское руководство считает, что слишком много платит за газ и цена должна быть снижена, хотя она и так намного меньше, чем контракты для европейских стран.
Еще одна проблема в отношениях — предстоящий налоговый маневр РФ. Дело в том, что сейчас поставки нефти и нефтепродуктов в Белоруссию не облагаются экспортной пошлиной, и потому страна получает их дешевле. Однако со следующего года экспортную пошлину снизят до нуля, взамен повысив налог на добычу природных ресурсов, а он уже будет закладываться в стоимость для Белоруссии. Минск считает, что эти выпадающие доходы Россия должна компенсировать, в Москве придерживаются иного мнения.
Неудивительно, что перед переговорами обстановка была напряженной. Лукашенко даже заявил, что не будет больше называть Россию «братским государством», так как якобы в Москве к власти пришли некие новые люди, которые не воспринимают это понятие. Тем не менее, как считает эксперт по проблемам российско-белорусских отношений Дмитрий Болкунец до Нового года стороны все-таки смогут о чем-то договориться, даже если это будет только временным решением. Прежде всего потому, что сейчас это как никогда в интересах самого Александр Лукашенко, Москве же больше не хочет выступать в роли безвозмездного спонсора.

— Несмотря на все негативные публикации о российско-белорусских отношениях я бы отметил и позитивные тренды, в первую очередь, в области торговли. Динамика торговли позитивная, во многом это обеспечивается за счет поставок энергоресурсов в республику. Для России Белоруссия — это один из приоритетных экономических партнеров. Важно напомнить, что Россия строит на территории Белоруссии атомную электростанцию, которая будет вводиться в эксплуатацию в следующем году. Это важный экономический посыл в сотрудничестве, который президенты наверняка обсуждали.

«СП»: — А о чем не удалось договориться, не зря ведь говорят о еще одной встрече до Нового года?
— Есть несколько основных моментов, о которых идет дискуссия. Самое главное — реализация соглашений, которые были подписаны между двумя странами, в том числе соглашение о создании Союзного государства 1999 года. Мы видим, что не все пункты этого договора были реализованы. Часть его положений находятся уже в введении ЕАЭС. РФ заинтересована в том, чтобы эти пункты выполнялись белорусской стороной.
Но партнеры по-разному видят некоторые положения этого договора и по-разному их интерпретируют. Например, это касается статьи о равных правах субъектов хозяйствования, которая трактуется по-разному. Думаю, на встрече президентов и ранее рабочих групп обсуждался вопрос о том, как трактовать те или иные пункты.

«СП»: — А в чем принципиальное различие?
— Например, Белоруссия требует цену в 70 долларов за тысячу кубометров газа, а не 130, как сейчас, на том основании, что 70 долларов платит Смоленская область. Но в Смоленской области цена формируется за счет особой внутренней модели субсидирования российских регионов, которая, естественно, не распространяется на Белоруссию. Белорусской стороне необходимо согласится с этим, и играть по тем правилам, которые сложились.
Россия тоже имеет свои экономические интересы, и Белоруссия не может покупать газ по такой же цене, что российские регионы. В противном случае, республика должна стать частью Российской Федерации. То же самое касается нефти. Лукашенко требует компенсировать ему выпадающие доходы от предстоящего налогового маневра. Но этот маневр проводится для модернизации российских НПЗ. Это внутренние дела самой РФ, и непонятно, почему она должна компенсировать соседнему государству эти убытки. Лукашенко ведь не просит компенсаций у Казахстана или у Польши.
Это экономический спор, которая белорусская сторона переносит в русло политики. Белоруссия сильно зависит от России в области поставок энергоресурсов, и любые проблемы, которые возникают в экономике республики, Лукашенко переносит на российский блок и пытается находить виновных за пределами страны.

«СП»: — Почему стороны так торопятся провести новую встречу?
— Уверен, что это инициатива белорусской стороны. Лукашенко идет на президентские выборы, и для него важно получить максимальные преференции от Москвы, добиться уступок по всем вопросам. У России сейчас развязаны руки, и она требует от Минска выполнения всех ранее подписанных соглашений. Поэтому Лукашенко взял паузу для того, чтобы подумать, как жить дальше.
Очевидно, что следующий год будет для него очень непростым. Но и Россия заинтересована в стабильном развитии Белоруссии, чтобы там не было революций и майданов. Поэтому Москва приложит максимум усилий, чтобы Белоруссия оставалась надежным партнеров РФ.
Хотя нельзя не упомянуть, что в последнее время в Белоруссии звучат разговоры о том, то есть угроза суверенитету республики со стороны России. Это очень странно слышать на 25-м году президентства Лукашенко. То есть четверть века такой угрозы не было, а сейчас она появилась. Эти предположения ничем не подкреплены. Россия не заявляла никаких территориальных претензий к Белоруссии, не предлагала ей войти в состав РФ.
Все эти разговоры о том, что Москва предлагает войти в ее состав шестью областями — это вброс из Минска, чтобы, во-первых, отправить посыл на Запад о том, что есть угроза оккупации или аннексии со стороны России. Эти тезисы постоянно публикуются в белорусских оппозиционных изданиях. Вторая задача таких обвинений — встряхнуть внутреннюю номенклатуру, а третья — попытаться набрать очки на Западе. Но Москва знает обо всех этих вбросах и на них не реагирует.

«СП»: — Удастся ли в итоге договориться о чем-то или стороны останутся при своем мнении?
— Практика показывает, что все сложные проблемы в отношениях двух стран разрешались после личных встреч президентов. Не исключаю, что в конце месяца, скорее всего, 31 декабря, они найдут общую формулу, которая устроит обе стороны.

«СП»: — Это очередной компромисс, например, Россия предоставит скидку на газ и нефть?
— Я практически уверен в том, что скидок по газу и по нефти больше не будет. Если финансовый вопрос будет стоять очень уж остро, Россия, скорее, выдаст какой-то кредит. Возможно, в конце года стороны договорятся о временном варианте.
Что касается газа, договор на его поставки уже подписан, и Москва будет руководствоваться им. Минск же требует установить цену на газ до 2025 года, но это невозможно, это фантастика. Это подчеркивает, что Лукашенко планирует свой президентский цикл на пять лет вперед и хочет выжать максимум из этих соглашений.
Похоже, что Александр Лукашенко собирается провести выборы президента осенью 2019 года. С посланием к народу он будет обращаться досрочно, в феврале 2019 года, и ему нужно что-то донести гражданам. Если он идет на выборы на пять лет и если предположить, что Владимир Путин покинет свой пост в 2024 году, получится, что Лукашенко пересидит уже третьего президента России. У меня есть большие сомнения в том, что Москва хотела бы, чтобы в Белоруссии и дальше оставался бессменный единоличный лидер. Не исключаю, что персональная поддержка Москвы Александру Лукашенко теперь будет минимальной, в отличие от прошлого, когда он получал максимальные поблажки.

«СП»: — А что, если Минск начнет традиционно грозить «уйти от Москвы», если ему не предоставят требуемые уступки?
— Белоруссия никуда уйти от Москвы не сможет по экономическим причинам. Это стало бы огромной экономической и социальной катастрофой для страны. Как только какой-то политик предпримет подобные шаги, в стране начнутся голодные бунты. 90% всей нефтехимической продукции поставляется на российский рынок. Потеря этого рынка обернется огромной катастрофой для республики. Поэтому все разговоры о братьях или не братьях — это для внутренней публики, успокоения своего окружения и чиновников, а также части избирателей.
В Москве понимают, что это только риторика. Хотя обида со стороны российского руководства остается. Вести таким образом публичное выяснение отношений не очень корректно, особенно в условиях близких двусторонних отношений. Позволять себе регулярно оскорблять российское руководство, министров и чиновников, даже угрожать некоторым из них арестом (я говорю о том, когда Лукашенко весной этого года требовал арестовать главу Россельхознадзора Сергея Данкверта за то, что он блокирует поставки белорусской молочной продукции) недопустимо.
Я не помню других таких случаев, разве что кроме Украины, которая себя так вызывающе ведет. Когда белорусский президент переходит такие барьеры, думаю, ему потом предъявляют претензии, которые обсуждаются в закрытом формате, чтобы не нагнетать обстановку. Россия не заинтересована в конфликте, она заинтересована в нормальном развитии двусторонних отношений.

Анна Седова. Свободная Пресса

Оставить комментарий