Украинские военные

Украина стала главной точкой невозврата для планеты Земля

С «незалежной» может сравниться только Иран, как главная угроза для человечества, где можно разжечь Третью мировую

Мир не знал войн между крупными державами с 1945 года. Однако сейчас конфликт между великими державами перестал быть нереальным сценарием. Такой вывод делает в статье для The National Interest профессор военного колледжа Армии США Роберт Фарли.
Будучи специалистом по вопросам обороны и нацбезопасности, он прогнозирует в ней, какие регионы земного шара в 2019 году могут стать потенциальным очагом Третьей мировой войны.
В частности, к таким горячим точкам Фарли отнес Южно-Китайское море из-за продолжающегося противостояния Китая и США. По его мнению, пока что эта борьба проходит в рамках экономических санкций и споров о тарифах, однако по мере ухудшения двусторонних отношений конфликт может выйти за эти рамки.
Не менее шатким в этом плане он считает положение Украины, где с учетом сохраняющейся напряженности между Москвой и Вашингтоном, даже небольшое потрясение может разрушить хрупкий баланс в регионе и ввергнуть Восточную Европу в хаос.
Еще одно взрывоопасное место, это Персидский залив. Здесь, как пишет автор, напряженность растет из-за экономического давления США на Иран, а также конфликтов в Йемене и Сирии. А с учетом стратегического значения региона, это может, как он считает, привести к открытому столкновению между Москвой, Вашингтоном и даже Пекином.
Четвертым очагом напряженности в профессорском раскладе остается Корейский полуостров. Несмотря на последние мирные инициативы США и КНДР, предположил Фарли, отношения между Вашингтоном и Пхеньяном могут испортиться в любой момент. К тому же, разногласия по корейскому вопросу имеются также у Китая и Японии.
Не исключают Фарли и то, что Третья мировая война может начаться в совершенно неожиданном месте, разгоревшись даже из небольшого регионального конфликта. В качестве примера он указал на Прибалтику, Азербайджан, Кашмир и Венесуэлу.
При этом, как отмечает автор, мир вряд ли стал опаснее, чем год назад. Однако кризис военной гегемонии США и глобального мирового порядка свидетельствуют о том, что ближайшее будущее, вероятно, опаснее недавнего прошлого.
Кстати, в прошлом году в качестве самых конфликтогенных регионов Земли Фарли также выделил Северную Корею, Украину и Персидский залив, а, кроме того, Турцию и Тайвань.
И сложно не заметить, что практически в каждой из этих опасных точек «торчат уши» США, как одной из сторон потенциального конфликта.
Прокомментировать, готовы ли действительно в Вашингтоне перевести свои амбиции на мировое господство в военную плоскость, «СП» попросила эксперта Центра исследования проблем безопасности РАН, политолога Константина Блохина:
— Фарли, пожалуй, правильно очертил конфликтные точки возможного столкновения между США и Китаем, США и Россией. Но главный месседж всего этого доклада, как мне кажется, это показать, что в отстаивании своих национальных интересов Соединенные Штаты готовы будут даже начать Третью мировую войну.
Хотя, на самом деле, это, скорее, такой психологический маневр. Потому что вряд ли американцы отважатся на широкомасштабные военные действия, если будет хоть какой-то риск для их национальной безопасности.
То есть прежде чем начать войну против какой-то страны, они должны быть уверены в абсолютном технологическом преимуществе. Превосходство это должно быть настолько ошеломляющим, что американцы должны быть уверены: они эту схватку выиграют.
Как это было, когда они вторглись в Ирак — ВВП Ирака в сотни, если ни в тысячи раз уступает ВВП Америки.

«СП»: — Предпочитают нападать на слабых?
— Ну, конечно. В этом смысле очень показательно высказывание одного американского неокона, историка Майкла Лидина (Michael Ledeen), которые еще в «девяностые» — годы однополярности — писал, что «Соединенным Штатам нужно примерно каждые пять-десять лет вторгаться в какую-нибудь маленькую страну и хорошенько ей вмазывать, чтобы демонстрировать всему миру, что наши слова не расходятся с делами».
Пока у администрации Трампа такого ощущения абсолютной победы нет ни то, что в отношении Китая или России, а даже в отношении маленькой Северной Кореи. Потому что если конфликт на Корейском полуострове вспыхнет, то пострадают сразу же союзники США, для которых Америка является гарантом безопасности — Япония и Южная Корея. Ну и американским солдатам достанется, которые расквартированы как раз на территории этих государств. Плюс рядом база Гуам.
Более того, вся эта стратегия американского величия и могущества, она основывается не на реальных победах — Америка никогда не участвовала в тотальных войнах в качестве активного игрока, а вовлекалась в них, скорее, «под занавес», как во время Второй мировой войны. Штаты имеют опыт региональных конфликтов, но глобальных они избегают.

«СП»: — Зато победу всегда присваивают себе, независимо от собственного вклада в эту победу. Не знаю, как с Наполеоном, но говорят уже, что и Гитлера они победили, и вот теперь с ИГИЛ* покончили…
— В том-то и дело. Думаю, что одна из причин ухода американцев из Сирии заключается как раз в том, что все труднее им стало контролировать там ситуацию при усилении Асада. А сталкиваться с Россией, желания нет.
И, кстати, сам же Трамп говорил, что все эти войны на Ближнем Востоке и в Афганистане стоили США шесть или семь триллионов долларов. То есть Америка, на самом деле, вторглась в Афганистан и Ирак, и распылила там свои возможности на все эти конфликты вооруженные, военные базы… и т. д.
Тем временем, Россия добилась достижений в гиперзвуковом оружии. И Китай американцам на пятки наступает в других областях.
И вот сейчас у них идет, можно сказать, перестройка национальной оборонной политики. Для чего, собственно, и пришел в Пентагон новый министр обороны Патрик Шанахан, правда, пока еще в статусе и.о.

«СП»: — Трамп назвал его талантливым бизнесменом…
— Трампу виднее, конечно. Но еще тот технократ, который сделал себе карьеру в корпорации «Боинг», а потом занимался созданием систем ПРО. Он считает, что все американские проблемы можно решить с помощью высоких технологий.
Теперь главная задача Шанахана будет заключаться как раз в том, чтобы поднять американские вооруженные силы на качественно новый уровень. Модернизировать, сделать более эффективными.
Потому что раздутый бюджет Пентагона в 717 млрд. долларов в основном идет сейчас на содержание многочисленных американских военных баз по всему миру.
А когда у вас огромная армия сетью военных баз раскинута по всему миру, вы все равно окажетесь уязвимы для нескольких противников, если их действия будут носить координационный характер.
Поэтому в докладе этого профессора, мне кажется, присутствует не столько глубокая аналитика, сколько некий элемент информационно-психологического давления. Мол, смотрите, мы готовы начать Третью мировую даже за Тайвань. Мы до конца пойдем.
Это такая пропагандистская бравада. Потому что практика показывает другое.
Помните, в 2008 году Кондолиза Райс прекрасно дала понять Саакашвили, что из-за Грузии войны с Россией не будет. Потому что война с Россией и Китаем будет носить не региональный характер, а тотальный. Абсолютный.
Пожалуй, единственный риск после 1945 год ввергнуть мир в нечто подобное, был Карибский кризис. Остальное, ни в какое сравнение, не идет.
Здесь тоже желание показать всей мировой элите, что есть некие красные линии, которые американцы очень легко преодолеют.

«СП»: — Говорить можно, что угодно. Но здравый смысл ведь должен подсказывать, что нет у нас западной Планеты, куда можно будет съехать, если чего… Глобальная война, это у вас конкретно нет дома, нет семьи, нет будущего… ничего нет, и больше не будет…
— Хочется надеяться, что они это понимают. И выход из договора РСМД, это часть именно психологической войны.
Кстати, западные теоретики холодной войны сами в свое время писали, что советское общество, оно более мобилизационное, и в случае войны имеет больше шансов победить.
Ведь понимаете, еще нужно волю иметь использовать ядерное оружие. Поэтому тут не все так просто.
Напомню, как лет пятнадцать назад, когда Китай был намного слабее, чем сейчас, на территорию Поднебесной залетел американский самолет-разведчик «АВАКС». Что сделали китайцы? Они его спокойно посадили и разобрали, после чего Штаты отправили к китайским берегам несколько авианосцев. Но столкновения не произошло. И это в условиях, когда Китай был слабее, а Америка гораздо сильнее.
То есть можно сколько угодно говорить о сценариях войны — их масса, на самом деле. Но вряд ли это будет сразу Третья мировая.
Столкновения какие-то в Южно-Китайском море (и не только) могут быть. И у нас, кстати, могут быть столкновения с Америкой на Балтике. Но вряд ли все это будет стоить того, чтобы поставить на кон не только их собственное богатство и благополучие, но и будущее всего человечества.
В этом смысле Северная Корея — опасна. Китай тоже опасен.
А вот с Ираном какие-то неприятные вещи произойти могут, я думаю. Иран не обладает ядерным оружием. Но администрация Трампа до маниакальности одержима идеей смены режима в этой стране. И здесь у них в союзниках Саудовская Аравия и Израиль.
То есть, Иран, он в зоне риска, действительно.
Как и Украина, где Порошенко может, даже без оглядки на своих кураторов, учинить какую-то вооруженную провокацию в Донбассе. Я думаю, в этом ему потом вряд ли окажут какую-то поддержку американцы, но у него задача усидеть у власти, а значит, ему нужна военная диктатура.
Вот эти две точки, как мне кажется, на данный момент наиболее «взрывоопасные» — там может что-то завязаться. В других частях риски слишком высоки. Ущерб может быть сверхколоссальным.

Светлана Гомзикова. Свободная Пресса

Оставить комментарий