Донбасс мучительно ищет нового героя

О возможных изменениях в украинском политикуме, возникновении новых проектов и отношениях с Россией в эксклюзивном интервью «МГ» рассказал социолог, руководитель компании Research & Branding Group Евгений Копатько.

– Евгений, на ваш взгляд, насколько был предсказуемый результат президентской кампании в Украине 25 мая? Было понятно, что победителем станет Петр Порошенко?

– Это было понятно практически после того, как Порошенко объединился с Кличко. После этого его лидерство стало неоспоримым. Думаю, что те шаги, которые наблюдались в последствии, еще раз показали, что альянс Порошенко и Кличко дал дополнительную энергию. И потом была проведена достаточно грамотная медийная кампания, направленная на то, что лучше всего провести выборы в один тур. Она как раз и сыграла на руку Петру Порошенко. Более того, здесь уже вопрос стоял не о победе как таковой, а о победе в первом туре.

В этом плане каких-либо особенных сюрпризов во время президентской кампании в Украине экспертное сообщество не видело. 

– Повлиял ли на результат выборов тот факт, что в голосовании практически не принимало участие население Донбасса? Возможно ли, что при участии в выборах жителей Донецкой и Луганской областей результат мог быть иной?

– Я полагаю, что в этих областях можно было считать позицию Порошенко достаточно прочной. Что же касается тех кандидатов в президенты от Партии регионов, то ли это выдвиженцы, то ли члены партии, то можно сказать, что не было единого консолидированного кандидата от юго-востока. Это еще более негативно повлияло на ход избирательной кампании в регионе, на то, что там она не прошла. В Донецкой области, если верить данным ЦИК, приняли участие в выборах всего около 60 тысяч человек, то есть примерно 3 % избирателей. 

Это еще раз говорит о том, что на юго-востоке Украины сейчас очень тяжелое время, потому что нет своего консолидированного лидера, есть разброд и шатание внутри. Есть достаточно жесткая ситуация, когда многие люди не понимают, как жить дальше, как строить отношения в ближайшей перспективе для Донецка и Луганска. Плюс антитеррористическая операция, проводимая государством, негативно влияет на настроения людей, проживающих на юго-востоке страны.

– Если мы уже заговорили о Партии регионов, на ваш взгляд, есть ли будущее у этой политической силы?

– У Партии регионов была возможность консолидировать свою позицию. Но эта возможность упущена. Я не хочу кого-либо подвергать критике в данном случае. Думаю, что время само все рассудит, сейчас в публичной сфере это не самое лучшее решение. А для тех, кто хочет сохранить Партию регионов, очень важно провести тщательный «разбор полетов». 

Если будут сделаны какие-то выводы и предприняты решительные шаги и попытки вернуть доверие, хотя бы части избирателей, представить консолидированную позицию Партии регионов, только тогда можно говорить о какой-либо политической перспективе. Если этого не произойдет, то, я уверен, что процесс будет идти по нисходящей. 

– В таком случае, возможно ли возникновение новых политических проектов в Украине и в Донбассе, в частности?

– Безусловно, возможно. Донбасс мучительно ищет своего героя. Получилось так, что Донбасс был страшно деморализован в связи с тем, что Янукович покинул страну. Было колоссальное разочарование и недовольство не только людьми, стоявшими на Майдане, но и разочарование в действующей на тот момент власти, за которую голосовали в 2010 году. Второе: существует явное недоверие к новой киевской власти, которая и не пытается сейчас себя легитимизировать внутри страны. 

И третье: позиция местных политических и бизнес-элит, которая не всегда была понятной, последовательной, не способной на то, чтобы консолидировать людей на юго-востоке страны. Причем там было достаточно много людей, которые могли бы эту функцию осуществить. Опять с приставкой «бы». И мне бы не хотелось использовать это слово в сослагательном наклонении. 

Возможно, что многие политические силы могут просто уйти, поэтому будут востребованы новые проекты. Будет ли это ребрединг Партии регионов или какой-то совершенно новый проект, это во многом сейчас зависит от тех, кто сейчас остался в ПР, от их инвесторов и тех, кто создавал партию. И если они хотят данный проект развивать так, как сейчас, то перспектив не будет. Новые проекты, безусловно, могут постепенно занять эту нишу, но консолидированная позиция регионов страны должна звучать. И это большая ошибка нынешних лидеров юго-востока, не уделяющих этому вопросу должного внимания.

– А как бы вы в общем оценили нынешнюю ситуацию в Донбассе?

– Полагаю, что в Донбассе сейчас наступили очень тяжелые времена. Гибнут люди, речь уже идет о сотнях погибших, в том числе и детей. Экономические последствия конфликта будут очень тяжелые, а это угроза возникновения безработицы, в связи с этим социальной напряженности и на этом фоне – ухудшение криминогенной обстановки. Все это вместе в дальнейшем даст общее ухудшение ситуации в регионе.

Куда при этом деться людям? Тут есть несколько вариантов, если события будут и дальше так развиваться. Сокращается производство, из-за уменьшения экспорта в Россию. Значит, сокращаются и доходы граждан, значит, люди будут пытаться найти свое место в жизни. Или уезжать и находить возможность иначе зарабатывать на хлеб насущный, или уходить в криминалитет, что приведет к росту преступности. Пока негативные последствия стремительно нарастают и касаются именно юго-востока Украины.

– Давайте вернемся к проблемам всеукраинского политикума. На ваш взгляд, возможны ли в ближайшее время перевыборы парламента страны?

– Дело в том, что здесь есть два варианта развития событий. Первый из них – переформатировать Верховную Раду, потому что она и так голосует сейчас достаточно консолидировано, а депутаты, которые были лояльны прежней власти, сейчас пытаются адаптироваться к нынешней. 

С другой стороны, много политических сил, для которых перезагрузка сопряжена с определенными рисками. И дело даже не в открытых списках, о которых сейчас говорят. Если выборы произойдут, то это повлечет следующее – многих политических проектов просто не окажется в следующей Верховной Раде. Такие риски есть и у Партии регионов, и у «Батькивщины» с коммунистами, даже у «Свободы». То есть большое количество депутатов чувствуют неуверенность в возможности оставаться в центре политической жизни, и будут пытаться каким-то образом найти свое место под солнцем. Они испытывают высокую тревогу и риски, связанные с этим. 

– А как вы думаете, будут развиваться взаимоотношения между Россией и Украиной?

– Пока я вижу, что отношения между нашими странами развиваются по самому худшему из возможных сценариев. Это последствия того, что происходит в медиа-пространстве, того, что происходит АТО на юго-востоке страны, в политической сфере. Разворачивается самый страшный, негативный сценарий, когда между двумя славянскими народами, много столетий бывшими вместе, сейчас развязывается внутренний конфликт, который может стать русско-украинским. Это колоссальная трагедия для всего славянского мира. 

Этот конфликт, по большому счету, никому не нужен. Но перспективы самые негативные для Украины и России, потому что огромные ресурсы могут уйти на взаимную борьбу. Если не будет найден путь к решению проблем, существующих в отношениях этих стран, то ситуация будет только ухудшаться. 

Безусловно, тема украинско-российских отношений, хотим ли мы этого или нет, все равно станет на повестке дня. Потому что при любых обстоятельствах Киеву надо будет строить отношения с Москвой, так же как России надо будет сотрудничать с Украиной. На каких принципах это будет строиться, покажет время. Но нельзя не учитывать огромный масштаб наших экономических связей, да просто и человеческих отношений. Сейчас самое главное для Украины, помимо преодоления внутренних кризисов и прекращения АТО на юго-востоке, возобновление нормальных отношений с Россией. Если данная проблема не будет решена, то будет беда для народов обеих стран.

– Что вы думаете о таком проекте, как Новороссия? Он реален или это просто какой-то фейк?

– Я уже говорил, что Донбасс сейчас мучительно ищет своего героя. Причем это делается с огромным опозданием относительно других территорий и регионов Украины. Эта политика там формировалась достаточно системно и информационно, и воспитательно, создавались свои кадры. 

В Донбассе этого не было, здесь консолидировано решались экономические задачи, практически не решались вопросы гуманитарного плана, подготовки кадров, экспертов. Вот здесь был колоссальный провал. Есть огромное количество людей, которые имеют свою позицию, но не могут ее донести. В результате получился перекос, касающийся того, что мы видим только одну позицию. Получается, что на востоке страны есть большое количество людей, готовых к диалогу, они хотят конструктива, однако их голос до сих пор так и не был услышан в Украине. Поэтому сейчас запросы на любой новый политический проект в обществе и на юго-востоке страны в частности, конечно будут. 

Беседовала Елена БЛОХА

Добавить комментарий