Как падение цены на нефть скажется на России? | MUNИЦИПАЛЬНАЯ GAZЕТА
Добыча нефти

Как падение цены на нефть скажется на России?

В понедельник цена на нефть американской марки WTI впервые в истории достигла минус 40 долларов за баррель. Обрушение цен связывают с целым комплексом факторов: общим перепроизводством, резким падением спроса на фоне коронавируса, неуверенностью трейдеров в дальнейшем развитии ситуации.

Мы попросили финансиста Андрея Мовчана прокомментировать ситуацию.

Что произошло?
Это большой вопрос, но на него есть короткий ответ: вчера не произошло ничего. На далекой американской бирже сошлись разные факторы, включая изменения правил торговли на этой бирже. Это привело к тому, что некий сложный деривативный инструмент, так называемый “майский фьючерс”, на западно-техасскую нефть в последние часы своей торговли ушел в минус по цене.

Это явление невероятно занятное, любопытное, уникальное в истории. Я думаю, что теоретики финансовых рынков будут долго и подробно описывать, как такое могло случиться, но это не имеет никакого отношения к цене на нефть.

Цену на физическую нефть довольно легко можно увидеть. Цены сейчас низкие, мы знаем, что спрос на рынке ниже предложения. Мы знаем, почему: вся авиация посажена, автомобили практически не ездят, в офисах кондиционеры не включаются, потому что все на карантине.

Конечно, в таких условиях цена на нефть будет низкой. Она уже низкая. Российская нефть будет продаваться за 15 долларов за баррель еще достаточно долго, а, может, когда-то и подешевле. Но это не 40 долларов. И вообще цена на физический актив отрицательной величины может возникать только на деривативном рынке.

К чему приведут низкие цены на нефть?
Дешевая физическая нефть приводит к сокращению добычи нефти. Сокращение добычи сланцевой нефти легко обратимо: вы сегодня перестали бурить скважины, завтра опять начали, новая нефть очень быстро пойдет. С точки зрения конвенциональной нефти, как наш Urals, уменьшить добычу сложно. Консервация скважин дело дорогое и долгое, и обратно раскупоривать тяжело и дорого. К тому же, часть нефти теряется в земле.

Но нам все равно придется это делать. Во-первых, в связи с решением OPEC+ с 1 мая (сократить добычу нефти – прим.), потому что мы не сможем продать все объемы, которые мы будем производить.

Где-то через полгода, я думаю, спрос на нефть будет расти, потому что карантины будут заканчиваться. Через год он будет восстановлен, а через два – восстановлен совсем. Тогда окажется, что резервов в хранилищах стало мало, сланцы захватят еще большую долю рынка, потому что они быстрее всех умеют восстанавливаться. В этой ситуации Америка будет однозначно выигрывать. Конвенциональные производители будут чувствовать себя сложно, цена на нефть будет расти. Я не удивлюсь, если через три года она будет 50-60 долларов за баррель. Но доля американской нефти будет гораздо выше.

Как низкие цены на нефть скажутся на экономике России?
Нам предстоит прожить года три с дешевой нефтью, с такой дешевой, которой не было много лет. В 2008 году она так не падала, и в 2014 году она так не падала. Это значит, что нам предстоит активно тратить наши резервы просто на поддержание бюджета и резать все, что не является абсолютно обязательным.

У нас будут, конечно, порезаны все нацпроекты. Эта безумная идея о том, что мы создадим государственную экономику, потому что частная не хочет расти, тоже умрет, потому что на нее не будет денег. Придется сосредоточиться в социальной области.

Бюджет, скорее всего, станет дефицитным, и нам придется себя спросить, зачем мы себя так агрессивно вели в мире в последние годы, нам теперь никто не захочет давать в долг. Нам будет очень сложно увеличивать внешний долг, поэтому мы будем идти за внутренним долгом: продавать ресурсы на внутреннем рынке тем, у кого еще остались деньги.

Про какие-то крупные международные идеи нам, скорее всего, придется забыть. Мы будем оставлять свои международные позиции ради финансовых выгод и возможности просуществовать это время.

Думаю, ничего особо страшного не произойдет. За два-три года мы не успеем так обнищать, чтобы вернуться в конец 80-х годов. Если все пойдет по плану: эпидемия пройдет, спрос будет расти, цена на нефть вернется и в какой-то момент она будет даже выше, то этот период кризиса пройдет, и мы будем потихоньку восстанавливаться.

К чему готовиться россиянам?
Россиянам готовиться к тому, что инфляция будет выше, рубль будет ниже. Государство прекратит рост зарплат, индексация будет минимальной или ее вообще не будет. Все вспомогательные социальные инициативы будут обрезаны. Частному бизнесу придется непросто, потому что спрос, монетизированный в частном бизнесе, во многом определялся тем, что приходили “нефтедоллары”. Сейчас “нефтедолларов” не будет, упадет импорт, сократится число международных туристов.

В общем, это трудные времена для всей страны. Никаких действий, которые бы способствовали в этой ситуации развитию частного бизнеса и диверсификации экономики, которые могли бы помочь стране, предприниматься не будет. Поэтому это будет какое-то тяжелое, депрессивное время. Будет рецессия, выход из которой, как обычно, будет только с ростом цены на углеводороды.

Наира Давлашян. EURONEWS

Оставить комментарий