Добыча нефти

Рецессии не избежать: Кремль готовится к $ 20 за баррель

Стрессовый сценарий предполагает, что экономика РФ уйдет в «минус» на 1,5−2% ВВП

Банк России обнародовал стрессовый сценарий на 2020 год. Он предполагает, что цены на нефть упадут до $ 20 за баррель с последующим медленным восстановлением. Экономику в этом случае ждет взлет инфляции до 7−8% годовых, и краткосрочная рецессия на 1,5−2% ВВП. Такие выкладки приводятся в проекте «Основных направлений единой денежно-кредитной политики (ДКП)» — первом документе бюджетного пакета на 2020−2022 годы.

Аналитики также предрекают при стрессовом сценарии мгновенное сокращение валового накопления на 14−15%, обвал импорта на 12−13%, сокращение потребления домохозяйств на 1,5−1,8% и околонулевой прирост кредита физлицам.

Тем не менее, обвал не приведет к катастрофе — с 2021 года, по оценкам ЦБ, ситуация нормализуется ближе к базовому варианту.

«В базе» по итогам 2019 года Банк России впервые за несколько лет ожидает приток капитала в связи с притоком иностранных инвесторов на рынок ОФЗ: сальдо финансового счета госсектора составит $ 20 млрд, в 2018-м отток составил $ 9 млрд.

Также ЦБ отмечает, что эти благоприятные условия позволяют ему и дальше пополнять резервы. Предполагается, что на 2023 год в базовом сценарии объем международных резервов РФ составит $ 614 млрд.

Что касается курса рубля — Банк России традиционно не публикует его оценок. Эксперты вычисляют его по прогнозным данным международных резервов, поскольку они даются именно в рублях. На этот раз выходит, что курс рубля ожидается стабильным на уровне 69,5 руб./$ до 2023 года.

На деле, возможно, финансовые власти слишком оптимистичны. Напомним, в июне Всемирный банк снизил оценки по росту глобальной экономики до 2,6% (в прошлом году рост составил 3%). Ожидается, что в группе стран с развитой экономикой, особенно в еврозоне, экономический рост в 2019 году замедлится из-за сокращения экспорта и инвестиций. Темпы подъема экономики США в нынешнем году по прогнозам снизятся до 2,5%, а в 2020 году — до 1,7%.

Кроме того, в июле Международный валютный фонд (МВФ) ухудшил прогноз роста мирового ВВП в 2019 году на 0,1%. При этом оценка роста экономики РФ в 2019-м снижена на 0,4% – до 1,2% ВВП.

И здесь надо понимать: российская экономика — производная от «пузыря» развивающихся рынков и связанных с ними сырьевых активов. И что в условиях замедления глобальной экономики спрос на нефть и газ неизбежно будет падать.

Как известно, наша страна является зависимой от рынка нефти, и ничего не делает для ослабления этой зависимости. По мнению ряда экспертов, это может активизировать действия недружественных нам стран Запада. Они могут воспользоваться ситуацией «идеального шторма» в мировой экономике, чтобы максимально осложнить Кремлю жизнь.

Россия развивалась именно в рамках роста большой периферии. Сейчас, по мнению аналитиков, эта периферия отваливается, и каждый будет сам за себя. Так что спокойная жизнь для нас в любом случае закончилась.

— Стрессовый сценарий — это кризисный сценарий, который теперь денежные власти публикуют раз в год, — отмечает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. — Нынешний его вариант — это кризис, напоминающий 2008−2009 годы. Сценарий этот довольно абстрактный, и имеет, на мой взгляд, традиционный перекос: связывает кризис в экономике РФ в первую очередь с падением цен на нефть. Нефтяные цены — действительно существенный фактор для России. Но имеются и другие существенные и весомые обстоятельства, которые могут обрушить наше благосостояние.

«СП»: — Нефть действительно может упасть до $ 20 за баррель?
— При срыве в кризис глобального хозяйства, я считаю, падение произойдет до $ 20−25 за баррель, с последующим отскоком. Замечу, все это — достаточно умозрительные вещи: мы не знаем точно, как будет протекать новый кризис.
Тем не менее, хорошо, что Банк России такой прогноз сделал. Минэкономразвития, например, вообще воздерживается от прогнозирования мирового кризиса и его последствий для российской экономики. Ведомство, кроме того, придерживается надуманной идеи, что триггером рецессии в российской экономике будет пузырь на рынке потребительского кредитования.
Замечу, что рецессия в 1,5−2% ВВП в кризисном сценарии — это еще благоприятный для нас расклад. На деле, мы не знаем, какой будет продолжительность и глубина кризиса: слишком много негативных факторов плохо поддаются системному анализу.

«СП»: — Когда может начаться этот кризис?
— В марте ненадолго рынки США показали падение прямой доходности. По классике это означает, что через промежуток от полугода до двух лет в американской экономике начнется рецессия. Интервал, как видим, слишком большой, чтобы что-либо прогнозировать с уверенностью.
На сегодня некоторые аналитики считают, что рецессия в США может произойти в интервале 6−18 месяцев. Другие указывают, что в предыдущие финансовые циклы не было такого явления, как количественное смягчение — синхронной политики центральных банков по всему миру, стимулирующей деловую активность. Сейчас такая политика продолжается, и потому неясно, когда риск рецессии реализуется.
Тем не менее, мы видим: реальную эффективную ставку держит только ФРС США. И также видим, что стимулирование не ведет к росту инвестиций или появлению крупных государственных проектов, а исключительно поддерживает финансовые рынки.
Добавьте сюда отрицательные ставки по кредитам — сейчас в мире общий объем таких выплат, по оценкам, составляет $ 17−19 трлн. Напомню, еще год назад это было «всего» $ 6,5 трлн.
По сути, на наших глазах складывается новая кредитно-денежная реальность. И многие игроки открыто говорят: это уже не капитализм, пора с такой реальностью заканчивать. Просто потому, что экономика при такой реальности становится непривычной и непонятной.
По сути, триллионы долларов по отрицательным ставкам — это сверхновая денежная звезда, которая может взорваться со страшной силой. Это и будет новый кризис.
Должен заметить, нынешний финансовый цикл очень сильно затянулся — с 2010 года прошло девять лет. Если ориентироваться на исторические прецеденты, кризис может грянуть в 2020—2021 годах.
С другой стороны, если мировые центробанки начнут очередной тур монетарного стимулирования, срок может снова отодвинуться. Хотя очень сомнительно, что при этом стимулировании экономики стран покажут рост.

«СП»: — Что все-таки послужит триггером кризиса?
— Пока наиболее распространенная версия — неурегулированность торговых отношений США-Китай. Стороны не хотят идти на лобовое столкновение, и это противостояние может длиться достаточно долго. Проблема в том, что само по себе противостояние запускает негативный процесс, который начинает жить собственной жизнью.
Думаю, к компромиссу Вашингтон и Пекин могут прийти к середине 2020 года. Но до этого глобальная экономическая система вполне может пойти вразнос — из-за тех самых неконтролируемых процессов в экономике, которые только набирают обороты.
Напомню, по оценкам ФРС США, если игрокам на мировых рынках не удастся достигнуть соглашения по базовым пунктам — интеллектуальной собственности, субсидированию экспорта — уже к середине 2020 года мировой ВВП может потерять 1%. Для мира в целом эти потери составят $ 850 млрд., из них $ 200 млрд. придется на экономику США.
Все это если не гарантирует начало мирового кризиса, то сдвигает ситуацию вплотную к нему.

Андрей Полунин. Свободная Пресса

Оставить комментарий