Танк Т-72

Минск-2: «Порошенко победил Путина»

Американцы считают, что слабая Украина переиграла сильную Россию

Четыре года назад, 21 января 2015 года, в Берлине состоялись срочные переговоры министров иностранных дел России, Германии, Франции и Украины, которые выработали принципы будущего «Минска-2». Окончательно документ был согласован 11−12 февраля того же года в столице Белоруссии.
Уже тогда было ясно, что Порошенко говорит не то, что думает или замышляет. В своем интервью The Wall Street Journal накануне берлинской встречи он сказал: «Территориальная целостность моей страны является абсолютным приоритетом для меня, как и мир, но в то же время я понимаю, что не существует военного решения этого конфликта».
Люди по обе стороны конфликта вздохнули с облегчением, но вместо обещанного мира возобновились активные боевые действия в Донбассе. Прозвучал не звоночек, о настоящий набат, что «Минск-2» обречен на провал. Конечно, можно сказать, что задним умом все крепки. Но кремлевским экспертам и политологам платят зарплату за правильные прогнозы, а не за болтовню перед телекамерами.
Сегодня, по данным украинской стороны, на Донбассе погибли около 7 тысяч военнослужащих ВСУ и солдат Обороны ДНР и ЛНР. Также официальными жертвами стали 3 тысячи мирных граждан, и еще порядка миллиона человек покинули свои дома.
Безусловно, этих смертей и несчастий могло быть значительно меньше, если бы конфликт был потушен еще в 2014 году, считает Центр анализа и разрешения конфликтов Университета Джорджа Мейсона (США). В статье, посвященной 4-летию «Минска-2», опубликованной в издании Divergent Options, дается предположение, что Кремль мог предотвратить состоявшийся негативный сценарий, если бы весной 2014 года повторил успех пятидневной войны 08.08.08.
Автор публикации Сара Мартин попыталась абстрагироваться от политических симпатий и быть максимально объективной. Судя по всему, ставилась задача изучить противостояние в Донбассе «под микроскопом» исключительно в научных целях конфликтологии. Такие исследования в корне отличаются от пропагандистских опусов и нужны для более точного прогнозирования аналогичных конфликтов в будущем.
Пожалуй, впервые в американской прессе дана более-менее объективная оценка: «В нынешнем конфликте на Украине участвуют два основных игрока: центральное правительство Киева и сектор под самоназванием Донецкая народная республика (ДНР) и Луганская народная республика (ЛНР)». Также говорится об активной поддержке Украины со стороны США, НАТО и ЕС, а ДНР и ЛНР — России.
Суть конфликта сводится к стремлению Киева сохранить территориальную целостность и суверенитет, тогда как ДНР и ЛНР «не хотят быть независимыми государствами, а планируют объединиться с Российской Федерацией, так как считают себя этнолингвистическим меньшинством с более тесными связями с русскими, чем с украиноязычными согражданами». В общей сложности военное противостояние скоро будет «отмечать горькую дату — 5 лет гражданской войны».
В то же время конфликтология, как политическая наука, считает, что в «незалежной» только «определение победителя может стать ключом к долгосрочному прекращению огня». Без этого никакие договоренности работать не будут, в том числе «Минск-2», а также последующие акты. Просто у сторон нет точек соприкосновения. Между тем, августовское соглашение 2008 года между Москвой и Тбилиси действует более 10 лет, сохранив жизни тысячам человек и родину — сотням тысяч.
Сара Мартин справедливо видит общие причины между многолетним конфликтом на Донбассе и краткосрочной войной 08.08.08. Там и там имеются острые этнолингвистические противоречия и просматриваются геополитические интересы могущественных центров силы — США и России. Москва, кстати, вмешивается ровно столько, сколько это делает Вашингтон.
Однако «несмотря на сходство, одна война закончилась быстро, а другая продолжается без малейшего намека на деэскалацию в ближайшем будущем». С одной стороны, войска России ворвались через южноосетинскую границу вглубь Грузии, после чего наступил мир. С другой стороны — Москва не решилась использовать силу на Украине и, как итог, гибнут люди.
Любопытно другое: американцы считают, что Россия не вторглась на Украину и не дошла до Киева в считанные дни только потому, что не имела на западной границе такую же сильную армию, как на Кавказе.
Дескать, в преддверии событий 08.08.08. Кремль правильно оценил возможное развитие ситуации на южных рубежах и четыре года проводил масштабные учения. В итоге «Москва была готова к бою, отреагировав подавляющей силой, и уже через несколько дней взяла на прицел Тбилиси». А Грузия (как и Украина) переоценила готовность Запада вмешаться.
«Конфликт был быстро исчерпан в виду явной победы», отмечает Центр анализа и разрешения конфликтов Университета Джорджа Мейсона. Евросоюз в лице главы Николя Саркози был вынужден уговаривать тогдашнего президента Медведева вывести войска из Грузии в обмен на статус-кво Северной Осетии и Абхазии. У Кремля были отличные переговорные позиции, тогда как Запад хотел сохранить суверенитет Тбилиси, идя на уступки.
С Украиной этого не произошло во многом потому, что в Москве возникла иллюзия, что ополченцы ДНР и ЛНР сами справятся с ВСУ, как это было, к примеру, в Дебальцево. По большому счету, Кремль и российское экспертное сообщество ошиблись, прогнозируя самораспад Украины. Между тем, было потеряно драгоценное время. Одно дело — когда наша армия отреагировала бы на расстрел отделения МВД в Мариуполе и поджог Дома профсоюзов в Одессе еще до выборов президента «незалежной» в 2014 году, другое — начинать наступление сейчас, когда «новая Украина» худо-бедно встроилась в систему международных отношений.
Вновь выбранный глава «незалежной» Порошенко в отличие от Саакашвили смог усыпить бдительность Кремля настолько, что был признан Москвой президентом Украины.
Параллельно возникает встречный вопрос: кто будет тем явным победителем в Донбассе, если Москва предпочитает оставаться третьей стороной конфликта, хотя и поддерживающей ДНР и ЛНР, а у Киева нет сил, чтобы положить «конец войной»? Ответа на этот вопрос в статье нет. Между тем, эту задачу вполне может выполнить НАТО, если найдется подходящий повод. В этом случае войска альянса должны провести молниеносную атаку, чтобы поставит Россию перед свершившимся фактом.
Конечно, сегодня на Западе нет политической воли для силового решения украинского вопроса, однако с приходом в Белый дом воинствующих демократов, ситуация может в корне измениться. Вот тогда Кремль будет кусать локти, вспоминая окно возможностей, которое было приоткрыто в мае 2014 года.
Ну, а пока приходится констатировать, что соглашение «Минск-2» мертво, более того, заключение новых соглашений невозможно в силу непреодолимых политических препятствий. Значит, по-прежнему под обстрелами будут гибнуть мирные жители, а на минных полях и в локальных стычках — солдаты. И тысячи людей не смогут вернуться домой.

Александр Ситников. Свободная Пресса

Оставить комментарий