Великобритания

Москва и Лондон: Пора мириться

Восстановление испорченных делом Скрипаля российско-британских отношений начнется с января

Россия и Великобритания в январе будущего года начнут восстановление численного состава дипмиссии в столицах. Такое заявление в эфире телеканала «Россия 24» сделал российский посол в Лондоне Александр Яковенко.
«У нас достигнута принципиальная договоренность о том, что где-то в январе месяце дипломатический состав будет восстанавливаться как в Москве, так и в Лондоне», — заявил он
При этом дипломат добавил, что не уверен в возвращении к работе всех сотрудников.
«Я не уверен, что это будет сделано в отношении всех сотрудников, но, по крайней мере, половина посольства будет восстановлена», — подчеркнул он.
Как отмечает «Интерфакс», переговоры о частичном восстановлении состава диппредставительств началис в декабре, однако процесс идет медленно из-за задержек с британской стороны.
Напомним, взаимная высылка дипломатов случилась в марте 2018-го после того, как Лондон обвинил Москву в отравлении экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери в Солсбери. Тогда Лондон выслал 23 российских дипломата. Такие же действия с разным количеством высылаемых человек последовали со стороны США, Канады, Австралии, Германии, Франции, Польши, Испании, Нидерландов, Дании, Италии, Чехии, Литвы, Хорватии, Финляндии, Швеции, Эстонии, Латвии, Венгрии, Румынии, Албании, Норвегии и Украины.
Москва отреагировала зеркально, объявив персонами нон грата дипломатов из стран, поддержавших Великобританию и выславших сотрудников российских дипмиссий.
Будет ли возвращение дипломатов полным? Как много времени займет процесс возвращения, и последуют ли аналогичные шаги в отношениях с другими странами, включившимися в дипломатический скандал весной?
Кроме того, открытым остается вопрос будущего отношений с самой Великобританией. Станет ли возвращение дипломатов, пусть даже частичное, первым шагом к полноценному восстановлению отношений, которые за последний год испортились очень серьезно? Или этим все ограничится?

— Это совершенно естественный процесс, — уверен член Бюро президиума партии «Родина», директор Института свободы Федор Бирюков.

— Всё возвращается на круги своя. Лондон в определённый момент спровоцировал беспрецедентное напряжение отношений между Великобританией и Россией. Поводы были фейковые и обусловленные ошибочным пониманием геополитической конъюнктуры британским премьером. Основная вина тут именно на Терезе Мэй, которая сегодня является одним из лидеров в антирейтинге политиков-неудачников 2018 года. При этом Москва всегда придерживалась очень взвешенной позиции, реагировала на истеричные выпады и откровенные провокации Лондона спокойно и с известной долей юмора. И настал момент, когда дипломатический маятник качнулся в правильную сторону, в направлении хотя бы относительной нормализации отношений.

«СП»: — Что можно ожидать дальше? Улучшение отношений продолжится?
— Можно ожидать, что наиболее реакционные британские круги окажут сопротивление, попытаются возобновить антироссийскую волну, прежде всего в СМИ. Однако, позиция дипломатов обеих стран ясно демонстрирует неактуальность и нецелесообразность такого курса.
Самоподсекающая. 2 метра. Катушка в подарок. Стальной механизм. Рыбачит сам. Скидка 70%.
Вероятно, внутри британского политического класса это вызовет новый уровень раскола, который скажется и на проблеме Brexit. А вот для России такая ситуация выгодна, она предоставляет нам дополнительные возможности манёвра. Как бы то ни было, Москва в очередной раз подтвердила свой прогрессивный и демократический курс на цивилизованное преодоление противоречий. Правда на нашей стороне!

— Есть понимание, что на сегодняшний день, если убрать пустую мишуру воинственной политической риторики, у Великобритании и России нет и не может быть каких-то принципиальных противоречий, которых нельзя решить мирными методами, — убежден исполнительный директор международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— У Лондона и Москвы нет друг к другу ни экономических, ни идеологических, ни территориальных претензий. А те недоразумения, которые случаются, вроде истории с неудачным отравлением Сергея Скрипаля, могут быть разрешены обычными дипломатическими способами. Отсюда и перспектива восстановления численности дипкорпусов в обеих столицах.

«СП»: — Кто, по-вашему, был инициатором? Кому это больше нужно, и кто больше пострадал от высылки дипломатов?
— Контакты на уровне среднего звена дипломатических служб, очевидно, никогда и не прекращались. История с взаимной высылкой десятков сотрудников посольств имеет политическую природу, это дипломаты обеих стран прекрасно понимают, поэтому постепенная нормализация взаимодействия между Лондоном и Москвой по этой линии была и остаётся лишь вопросом времени. Как справедливо заметил на пике скандала с высылкой сотрудников посольств профессор МГУ Андрей Манойло: дипломаты, в отличие от нефти, — ресурс восстановимый.
Что же касается потерь, то пострадали, несомненно, туристы и представители деловых и научных кругов обеих стран, которым в связи с текущими событиями приходится дольше ожидать выдачи виз. То же самое относится и к американо-российским отношениям.

«СП»: — Нужны ли нам вообще хорошие отношения с Лондоном сейчас? Или пока там не сменится власть, говорить с ними не о чем?
— Вопрос о смене власти поднимают и в отношении России те комментаторы, будь то эксперты или люди из политической среды, которые считают, что ухудшение отношений Москвы с глобальным Западом в последнюю декаду стало в первую очередь результатом агрессивной внешней политики нынешнего российского президента. А сменится он, тогда, мол, можно заново доставать ту самую анекдотическую кнопку от Хиллари Клинтон, на которой написано «Перегрузка» вместо «Перезагрузка». При этом, если говорить серьёзно, трудно предположить приход к власти в России президента, который отказался бы от собственных граждан и территорий (Крым) или от поддержки Донбасса, или признался бы, что Москва действительно «помогла» американцам избрать Трампа, а британцам — проголосовать за выход из Европейского союза.
Хорошие отношения между Россией и Великобританией были в течение двух коротких и малоприятных временных отрезков — во время Первой и Второй мировых войн, когда страны были союзницами. В остальное время Лондон и Москва (Петербург) были скорее антагонистами. Сегодняшний антагонизм ощущается слишком явно исключительно из-за развития информационных технологий, когда любая глупость, сказанная тем или иным политиком, даже топовым, в отношении другой страны становится «горячей новостью». Для понимания британцев нужно смотреть «Монти Пайтона» или хотя бы «Мистера Бина». Иначе рискуем оказаться в дураках, принимая все обвинения в свой адрес за чистую монету.

«СП»: — Означает ли возвращение дипломатов, что отношения начнут улучшаться? Или на этом все закончится? И будет ли возвращение полным?
— Нужно понять, что мы вкладываем в понятие улучшения отношений. Если отмену санкций со стороны Лондона, признание Крыма и прекращение критических выпадов в адрес России со стороны топовых британских чиновников, то нет, этого в ближайшей перспективе ожидать сложно. Если же речь о рутинных делах посольств вроде выдачи виз и проведении культурных мероприятий и курирования академического обмена, то здесь вполне может быть улучшение. Что касается чисто количественных показателей сотрудников посольств, то это, полагаю, чисто технический момент. Меньше работы — меньше дипломатов, и наоборот.

«СП»: — А если под улучшением подразумевать снижение уровня антироссийской истерии, количества попыток везде искать руку Москвы?
— В некоторой перспективе, разумеется, страсти в отношении России поутихнут. Другое дело, что нужно понимать: в «дружбу» эти отношения в любом случае не перетекут. Нормализация отношений Лондона и Москвы связана в большей степени, как мне представляется, не с политикой Кремля, а с динамикой отношений Британии с континентальной Европой в контексте Brexit’a. Плюс, конечно же, с американо-российскими отношениями.

«СП»: — В чем, по-вашему, основная причина резкого ухудшения отношений в этом году. Как скоро и как ее можно преодолеть?
— Говоря о международных отношениях, включая нынешние трудности между Лондоном и Москвой, никогда нельзя отметать факторы иррациональности, инерции или внутриполитических игр, «прорывающихся» наружу в виде амбиций по усмирению «стран-изгоев» или сдерживанию ревизионистской, как говорят, России. Только ленивый не обвинял Россию в «комплексе величия» или «имперских фантомных болях», но вот по отношению к Британии этого почему-то не говорят, хотя, на мой взгляд, здесь как минимум не меньше истины. Действительно, во внешнеполитической риторике российского официоза, а также политиков и экспертов, Британия практически отсутствует, при этом английский премьер-министр Тереза Мэй и члены её кабинета регулярно говорят о русской угрозе и своём титаническом труде по её преодолению. Спрашивается, у кого какие боли?
Без присутствия этого иррационального фактора объяснить противоречия Лондона и Москвы не представляется возможным. Иррациональные страхи могут жить довольно долго, потому что успокоить их рациональными аргументами не удаётся. А учитывая, что «Скрипалей» в Лондоне и его окрестностях обитает в избытке, то, как только страхи начнут успокаиваться, их довольно просто снова взбодрить.

Дмитрий Родионов. Свободня Пресса

Оставить комментарий