Беспилотный летательный аппарат

Смогут ли США уничтожить главных союзников России — армию и флот

Американцы жахнут по нашей стране из всех стволов без условий и предупреждений

На днях бывший посол США на Украине, директор Евразийского центра Атлантического совета Джон Хербст заявил: основная цель всех санкций в отношении России заключается в том, чтобы лишить её сильной армии и флота. «И мы не хотим, чтобы сильная агрессивная держава имела сильную армию или сильный морской флот», — привел, в частности, слова функционера русскоязычный телеканал RT.
Поскольку это заявление Джон Хербст сделал в телестудии «незалежной» Украины, вероятно, кое-кто из местных телезрителей и воспринял это пафосное заявление всерьез. Однако в среде российских военных экспертов это высказывание вызвало как минимум скептическую усмешку.
Евросоюз не стал вводить санкции против России из-за керченского инцидентаЕС продлил санкции против РоссииВ МИД РФ рассказали, как Москва будет реагировать на санкции Литвы
Так, например, профессор академии военных наук РФ, ведущий эксперт центра военно-политических исследований МГИМО Владимир Козин назвал эту цель абсолютно нереальной.

— Санкции, как известно, введены уже давно и самими американцами, и от Евросоюза, — подчеркнул он в беседе с корреспондентом «СП». — Но, тем не менее, для нас ничего страшного не случилось. Сколько денег требуется на оборону, столько и выделяется. Перспективный госзаказ определен и выполняется.
Причем по мнению военного эксперта Центра стратегической конъюнктуры Олега Пономаренко, это стремление американцев приводит даже к обратному эффекту: чем больше Россию «зажимают» на международной арене, тем выше ее абсолютная военная мощь.

— Если в отношении какой-нибудь другой страны «санкционная» стратегия, может быть, и сработала бы, — уточнил эксперт, — то в данном конкретном случае с Россией это не пройдет, у нас очень мощная ресурсная база.
Конечно, признает Олег Пономаренко, санкции могут воспрепятствовать проникновению в Россию каких-то технологий, которыми наша страна до этого не обладала, и это, в теории, может помешать созданию новейших видов оружия. Но, по его мнению, уравновесить чашу весов в гонке современных вооружений вполне может более массовое производство боевой техники предыдущих модификаций. Что в случае военного конфликта чревато серьезными потерями для противника, который это, в принципе, прекрасно понимает. Тем более что денег не только на это, но еще и на модернизацию имеющегося ядерного вооружения, утверждает Владимир Козин, у нас вполне хватает, так что печалиться особо не о чем.

«СП»: — О чем же тогда говорит вот такая фраза бывшего американского посла? Он что, не понимает положения вещей?
— Это просто такая бравада, — полагает Владимир Козин. — Это выдача желаемого за действительное. Ему так хочется, тем более, что это бывший американский посол на Украине.

«СП»: — А не служат ли такие тирады косвенным подтверждением того, что Америка опасается прямого военного столкновения с нами?
— Я думаю, что опасается. Тут имеют место даже преувеличенные опасения. Ведь дело в том, что наш президент, он же Верховный главнокомандующий сто раз заявлял — России не нужна агрессия, мы не планируем захвата Европы или других частей земного шара. У нас практически нет военных баз на территории иностранных государств, если сравнивать с американцами или НАТО. У нас всю военную доктрину можно уместить в четыре слова — условное оборонительное ядерное сдерживание. Условное — потому что в двух случаях имеется слово «если». Если на нас будет совершено прямое нападение с применением оружия массового поражения и если будет совершена агрессия с применением обычных видов вооружений, при условии, что под угрозу будет поставлено само существование нашего государства. Соответственно, если не будет этих «если», не будет и применения ядерного оружия с нашей стороны. А вот «трамповская» доктрина от 2 февраля этого года в разы агрессивней.

«СП»: — А что там?
— Ее тоже можно уместить в четыре слова — безусловное наступательное ядерное сдерживание. Поэтому там в семь раз больше оснований для применения ядерного оружия. Против двух наших оснований — целых четырнадцать. Причем они непонятны не только неспециалистам, но даже и специалистам. Например, возможность применения ядерного оружия американцами наступает в том случае, если где-то за рубежом произойдет технологический прорыв! Это же резиновая формула, что считать технологическим прорывом? Или, например, кибератака на США. Если какой-нибудь хакер попытается прорваться в сеть Пентагона — тоже ядерный удар. А учения американских и натовских войск, число которых возросло в два раза по сравнению с 2014 годом? Только крупных три сотни в год, а мелких и не считают. По личному составу — в три раза увеличение. Авиаразведка в 10 раз усилилась вокруг наших границ во всех направлениях. В целом все это говорит о том, что беспокойство у США, определенно, есть. И есть желание держать в напряжении Россию, поэтому расходы военные огромны.

«СП»: — Можете привести цифры?
— На этот финансовый год — 719 миллиардов долларов только у американцев. А на следующий год Трамп уже удочку закинул на 750 миллиардов. Военные расходы всех стран НАТО подгоняются под единый показатель в 2% ВВП. Еще не все на этот показатель вышли, а Трамп уже требует увеличить расходы до 4% ВВП. На модернизацию только действующих образцов ядерного оружия американцы в ближайшие 10 лет планируют потратить 400 миллиардов долларов. А в ближайшие 30 лет на создание принципиально новых носителей стратегического ядерного вооружения — бомбардировщиков, подлодок — называются расходы в сумме от 1,2−1,7 триллиона долларов с учетом инфляции. Ни одно ядерное государство в мире, ни ядерная «пятерка», ни так называемые «малые страны», тоже создавшие ядерное оружие, не может потратить столько денег на него, как персонально США.

«СП»: — Зачем же Америке понадобилось педалировать гонку вооружений, вновь раздувая ее до вселенских масштабов?
— Потому что, начиная с 1945 года, когда американцы впервые применили ядерное оружие, они верят в это самое наступательное безусловное ядерное сдерживание. Это, так сказать, сердцевина. Отсюда и масштабная модернизация.
Тут и выход из договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). По факту-то Америка вышла из него еще в 2001 году, начав использовать при тестировании систем противоракетной обороны в качестве ракет-мишеней как раз те, которые по ДРСМД от 1987 года запрещены. К октябрю текущего года, кстати, Америка провела уже 95 подобных испытаний, в том числе для американских военных баз в Польше (достраивается) и в Румынии (введена в строй). И это еще без учета испытаний ЗРК Patriot.
Правда формально, юридически и политически, США остались в рамках ДРСМД. Они не уведомляли Россию письменно об этом, хотя устно много чего говорилось, даже ультиматумы были. При этом американцы параллельно нарушают и договор СНВ-3 (о сокращении стратегических наступательных вооружений) за счет переоборудования, желая из него выйти. Одновременно ими проявляется неуважение еще к десятку подобных договоров.
Так, США в одностороннем порядке вышли из договора по ПРО, в одностороннем же порядке Трамп разорвал иранскую ядерную сделку. США не ратифицировали ДОВСЕ (Договор об обычных вооружённых силах в Европе) и ДЗЯИ (Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний), входя при этом в группу так называемых «обязательных ратификантов». Плюс Америка отказывается рассматривать Договор о предотвращении размещения оружия в космосе (ДПРОК) и Договор о европейской безопасности (ДЕБ). Плюс они нарушают договор по «открытому небу», закрыв пространство для инспекционных самолетов над территорией Аляски и Гавайскими островами. Конвенцию о запрещении химоружия США так и не выполнили, мотивируя нехваткой денег, что есть самое настоящее вранье. США отказываются обсуждать соглашение между Москвой и Вашингтоном от 1972 года о предотвращении инцидентов в открытом море и воздушном пространстве над ним.

«СП»: — И для чего США понадобилось это все?
— Потому что они хотят создать принципиально новую крылатую мобильно-грунтовую ракету наземного базирования, которой у них еще не было. И разместить ее на территории своих натовских союзников. Наконец, моральный прессинг. Они больше придумывают обвинений в наш адрес, чем мы можем придумать сами. Но в то же время они не предъявили никаких убедительных доказательств того, что именно Россия нарушает ДРСМД. А сами, между прочим, спокойно нарушают Договор о нераспространении ядерного вооружения, размещая свои тактические ядерные боезаряды на территории пяти иностранных государств: Италии, Нидерландов, Бельгии, ФРГ и Турции.

«СП»: — Тогда напрашивается сам собой вопрос — Америка что, готовится к войне?
— Думаю, готовятся. С нами и с Китаем. Правда, не могу точно сказать, кто в этом списке первый враг, а кто второй. Судя по трамповским стратегиям, на первом месте стоит все же Китай. Но были заявления крупных американских военных о том, что главный враг — Россия.

«СП»: — Только вот непонятно, какой плюс принесет Америке развязывание войны? В любом случае «ответка» же прилетит жестокая.
— Ну. Они думают, что победят. Мы-то устами Сергея Лаврова делали попытку повторить формулировку Горбачева-Рейгана о том, что ядерная война не может быть развернута, так как в ней не будет победителей. Мы хотели это повторить еще раз с Трампом. Но США отказываются. Равно как отказываются от идеи записать и сделать юридически обязательной нормой формулировку о неприменении ядерного оружия первыми. Это ведь очень простой вариант, не требующий ни сокращений, ни денег. Тем более что в Америке президент имеет право единолично применить ядерное оружие, без совещаний с министром обороны и госсекретарем, тогда как у нас такое решение принимает «триумвират» в лице министра обороны, начальника генштаба и президента как Верховного главнокомандующего. Так что порох в таких условиях надо держать сухим, не дай бог какой-то дурачок в Америке кнопку нажмет. В Конгрессе США, правда, в прошлом году приняли резолюцию об ограничении права президента на применение ядерного оружия в первом ударе. Но Трамп ее проигнорировал, так что дамоклов меч продолжает висеть над всем земным шаром.

Андрей Захарченко. Свободная Пресса

Оставить комментарий