Военный корабль

Киев завоюет Азовское море и подберется к Крымскому мосту по-итальянски

Главной ударной силой базы ВМСУ в Мариуполе станут боевые пловцы

Странные, на первый взгляд, вещи происходят со строительством базы Военно-Морских сил Украины (ВМСУ) в Азовском море. Еще в августе 2016 года командующий ВМСУ вице-адмирал Игорь Воронченко наведывался в Бердянск на рекогносцировку. Лично осмотрел причалы и постройки, которые город и порт готовы были выделить военным. А именно — руины бывшего оборонного завода «Прилив», в советские времена выпускавшего радиоэлектронную аппаратуру для поиска подводных лодок, и комплекс заброшенных зданий закрытого ПТУ на улице Туристической.
Развалины, конечно, в которых нормальным людям ни жить, ни работать пока нельзя. Однако, надо полагать, для Воронченко подобные картинки и на его собственных кораблях и вспомогательных судах давно не в новинку. Поэтому, как ни странно, увиденным командующий остался вдохновлен. И в городской администрации Бердянска, куда заехал после ознакомительной экскурсии, заявил, что «вскоре эта жемчужина на северном побережье Азовского моря станет местом постоянной дислокации для многих подразделений береговой артиллерии и одного-двух дивизионов артиллерийских катеров».
Но с «жемчужиной» пока явно не складывается. В Бердянске после отъезда оттуда Воронченко в деле создания военно-морской базы, как говорится, конь не валялся. Именно поэтому, вероятно, решено начать строить ее в соседнем Мариуполе. Именно туда в конце сентября из Одессы через Керченский пролив с большой помпой и были направлены корабль управления «Донбасс» (во времена СССР — плавмастерская ПМ-9) и морской буксир «Корец» (в прошлом — построенный в Ярославле для Черноморского флота МБ-30). От Керченского пролива до Мариуполя сопровождали их два бронекатера типа «Гюрза-М» — «Лубны» и «Кременчуг». Их несколькими неделями ранее привезли на берега Азовского моря автотрейлерами из той же Одессы.
Вот, собственно, у пары мариупольских причалов и сгрудился сегодня весь наличный состав будущей грозной базы ВМСУ. Всего — четыре вымпела. Из которых два — «Донбасс» и «Корец» — вообще безоружны. А два речных, по сути, новых бронекатера весьма ограниченно боеспособны, ибо не в состоянии применять свое скромное вооружение при волнении моря более трех баллов.
Но почему не Бердянск, а Мариуполь? Определенно дело в том, что ситуация в Азовском море Киевом сочтена столь напряженной, что военно-морская база в этих краях ему нужна прямо сегодня. А не когда удастся найти деньги и загнать бригады штукатуров в бывшую общагу на бердянской улице Туристической, чтобы привести обшарпанные и изуродованные комнатенки в штабные жилые помещения для флотских чинов ВМСУ.
Мариуполь — другое дело. Штаб украинской базы совершенно точно теперь быстренько разместят на борту достаточно вместительного «Донбасса», превратив его в «каютоносец». Те, кто в его помещения не влезет, станут квартировать на ошвартованном рядом буксире «Корец». Новые тыловые службы, вероятнее всего, потеснят снабженцев дислоцированного здесь с 2014 года местного отряда пограничных катеров Морской охраны. Таким образом, военно-морская база, по сути, готова. Только вот каков от нее толк?
В боевом отношении он — нулевой. И это на всех уровнях признает даже сам Киев. Тогда зачем в Мариуполе военно-морской огород городить?
Я бы не торопился насмехаться над вице-адмиралом Воронченко и его людьми, которые все это осуществляют. И над Генштабом Вооруженных сил Украины, в конце августа нынешнего года издавшим на этот счет соответствующую директиву, — тоже.
Да, усиливать боевые возможности новой базы корабельным составом у украинских военных не выйдет. Просто нечем. Даже пара старых патрульных катеров Береговой охраны США типа «Айленд», снятых с консервации и переданных президенту Петру Порошенко в Балтиморе в конце минувшей недели, ранее, чем через год ни в Черном, ни в Азовском морях точно не появится. Прежде придется долго и нудно обучать работе на этой технике уже сформированные украинские экипажи. А потом еще осуществлять трансатлантическую транспортную операцию. Сначала — в Одессу. А там, если получится, — и в Мариуполь. Однако все равно на фоне боевых возможностей России в этих водах база будет смотреться просто убого. Для чего тогда все это Киеву?
Рискну предположить, что там пока не намерены раскрывать всех планов в этом отношении. Но они, эти планы, похоже, существуют. Тогда затея с базой ВМСУ на Азове выглядит вовсе не так бестолково. И может таить для нас не надуманную, а вполне серьезную угрозу.
Вы же давно уже обоснованно не сомневаетесь, что все свои шаги оборонного характера Украина тесно согласует с западными союзниками? И те, люди не самые глупые, в осуществлении этих шагов принимают не всегда афишируемое, но самое живейшее участие? Тогда обратите внимание на два факта. Первый: буквально через несколько месяцев, до конца 2018 года в украинском городе Очакове 1-й мобильный строительный батальон американских ВМС планирует завершить строительство некого «оперативного центра управления» для ВМСУ. Не в Одессе, где теперь главная база ВМСУ, а именно в заштатном Очакове.
Далее. Обычно современный центр управления чем угодно — это что такое? Ну, мощный узел связи. Ну, здание штаба. Ну, заглубленный командный пункт. Ну, надежно прикрытый современными техническими средствами периметр охраны и жилые помещения для личного состава. Но американский-то батальон с чего-то вдруг принялся возводить на территории «оперативного центра управления» закрытую от посторонних глаз базу для катеров, назначение которых никто внятно пока не объяснил. И вряд ли это будут обычные разъездные или рейдовые катера. Такие-то от кого прятать?
Но все встает на свои места, если учесть, что именно в Очакове, в двух шагах от поспешной американской секретной стройки, дислоцирован 73-й центр морских специальных операций Сил специальных операций (ССО) Украины. Проще говоря — база подводных диверсантов этой страны. А такому спецназу без особых быстроходных катеров — никуда.
Судя по всему, под плотную опеку 73-й центр МСО ССО Украины Пентагон с дальним прицелом взял еще два года назад. Именно после визита в Киев представителей командования штатовских «зеленых беретов» в мае 2016 года эту секретную часть срочно вывели из состава Военно-Морских сил Украины и передали только что сформированным ее Силам специальных операций. Практически сразу после этого в Очакове, в августе прошлого года, и началась загадочная стройка «центра оперативного управления» американскими военными.
С той поры расточительное использование украинских боевых пловцов в Донбассе в качестве обычной войсковой разведки было решительно прекращено. Флотские спецназовцы стряхнули толстый слой складской пыли со своих аквалангов и занялись привычным делом — подготовкой к диверсиям против флота противника.
Снова вернемся к хронике сопутствующих, как можно предположить событий. В начале сентября Совет национальной безопасности и обороны Украины утвердил «комплекс мер, направленных на защиту интересов страны в южных регионах, в акваториях Азовского и Черного морей». А уже 3 сентября делегация Минобороны этой страны с чего-то внезапно на трое суток примчалась в город Бриндизи, где расположена крупнейшая военно-морская база Италии. На встрече со здешними адмиралами гости из Киева официально обсуждали «вопросы ведения амфибийных операций в морской зоне ответственности». А еще — «противодействия терроризму, пиратству, контрабанде,… тактики ведения боевых действий и десантирования с целью захвата и удержания важных объектов».
Логичен вопрос: а что, знаний и навыков «зеленых беретов» и прочих «морских котиков» из США украинцам недостаточно? Те ведь к ним — давно и с дорогой душой.
Тут, вероятно, дело вот в чем. Любой американский спецназ в последние десятилетия готовится воевать на всех театрах военных действий против серьезно уступающего ему в боевой мощи врага. Так сложилось исторически. Но украинские коллеги заокеанских «зеленых беретов» и «морских котиков» в Черном и Азовском морях находятся в прямо противоположной ситуации. Силы Черноморского флота России в этих водах и в глубинах, и над водой серьезно превосходят все, что способен выставить Киев. Значит, нужны совершенно иные методики подготовки. Опыт и навыки боевых пловцов из Италии тут могут пригодиться как нельзя лучше. Потому что вот они-то традиционно готовятся к диверсиям против более сильного противника. Так повелось еще со Второй мировой войны.
Тогда всего 235 элитных итальянских подводных диверсантов 10-й флотилии МАС (аббревиатура от Mezzi d’Assalto — штурмовые средства) убежденного нациста князя Юнио Валерио Боргезе здорово попортили кровь в Средиземном море англичанам. Нам, кстати, тоже. С русскими спецназ Италии дрался не только в Черном море, но и на Ладожском озере, содействуя блокаде Ленинграда.
Под началом Боргезе служили чрезвычайно лихие головорезы. В 1943 году они всерьез готовили даже атаку американских боевых кораблей на рейде Нью-Йорка. Для этого в укромном уголке американского побережья итальянцы собирались оборудовать секретную базу, с которой и уходить в диверсионные рейды. Но с Нью-Йорком, к счастью для ВМС США, тогда «не срослось». Тем не менее, к 1945 году на долю 10-й флотилии МАС пришлось соответственно 38% и 15% общего тоннажа кораблей и судов противника, потопленных и поврежденных ВМС Италии в ходе всей войны. При этом 68 подчиненных Боргезе погибли и 53 попали в плен. При проведении диверсионных операций 10-я флотилия МАС потеряла две подводные лодки и один надводный корабль — носитель подводных диверсантов, а также 26 управляемых торпед.
После поражения фашистского режима в Италии флотилия, как и всю армию Муссолини, разогнали. Но уже с 1952 года уникальный боевой опыт князя Боргезе и его подопечных оказался снова востребованным. В составе ВМС этой страны была сформирована группа боевых пловцов и диверсантов под названием COMSUBIN (Comando Raggruppamento Subacquei e Incursori). Штаб — в местечке Вариньяно (в районе Специя). Преемственности со спецназом времен дуче никто и не скрывает: в 1960 году секретная часть была названа именем майора Тезео Тезеи, погибшего в ходе атаки 10-й флотилии МАС британского флота на Мальте.
Словом, COMSUBIN возникла не на пустом месте. И этот флотский спецназ обоснованно многие считают лучшим в мире.
Может, все это сегодня интересовать Киев? Несомненно. Определенно — не только методика подготовки диверсий, но и самое современное техническое оснащение и вооружение итальянцев. Такое, например, как малые подводные лодки серии «Миджет». Или сверхмалые диверсионные субмарины серий SX-404, -506 и -756. Или подводные буксировщики боевых пловцов Мк 4 Navy. Азовское мелководье для этих изящных, хотя и смертоносных штуковин — не помеха. Натовские ограничения технологического характера для экспорта — тоже. Все это Рим давно предлагает на продажу. И если именно подобное снаряжение сегодня интересует Украину — она окажется не первым его обладателем.
Продолжим наши предположения. Не станем исключать, что вся эта бутафория с военно-морской базой ВМСУ в Мариуполе и строительством для него «центра оперативного управления» в Очакове — лишь прикрытие подготовки к внезапному использованию «оружия слабых» против России в Азовском море. То есть — подводных диверсантов 73-го центра МСО.
Где боевых пловцов до поры, до времени припрятывать в Мариуполе? Тут очень кстати буквально выскочило такое сообщение киевских СМИ: 29 сентября министр внутренних дел Украины Арсен Аваков объявил о формировании на территории подчиненного ему Мариупольского отряда морской охраны Госпогранслужбы страны некой воинской части «водолазных поисково-спасательных работ». В ее составе, по информации Авакова, будут не одни лишь морские пограничники, а и специалисты Нацгвардии, и полиции.
Об участии Сил специальных операций Украины министр ничего не сказал. Но, может быть, это и неудивительно?
Подозрительно другое: кого даже по обычной житейской логике намереваются вытаскивать из-под воды таинственные люди из формируемой в Мариуполе за колючей проволокой воинской части? Обычных рыбаков, угодивших в шторм? Это как-то «не катит». Потому что и в Азовском, и в Черном морях давно и успешно работает казенное предприятие «Морская поисково-спасательная служба» Министерства инфраструктуры Украины. Согласно официальной информации, только с января по сентябрь нынешнего года его спецы спасли из морских глубин 18 человек и провели пять масштабных поисково-спасательных операций. Словом, справились. И о помощи, вроде, Авакова не просили.
Если мы правы, и главную боевую силу военно-морской базы Украины в Мариуполе составят вовсе не ее старые «калоши» вроде корабля управления «Донбасс» и морского буксира «Корец», то видят ли в Москве исходящую теперь отсюда опасность? Наверняка видят.
Вот ведь в среду, 3 октября, промелькнуло такое многозначительное сообщение из российской столицы: постановлением правительства РФ нашим военным в 20-летнее пользование «для обеспечения обороны страны и безопасности государства» выделен участок акватории Таганрогского залива площадью 21,626 квадратных километров.
Нам никто и никогда не расскажет, кто и как именно станет обеспечивать «оборону страны» в Таганрогском заливе. И правильно сделает, понятия «военная тайна» еще никем не отменено. Но от Таганрогского залива до Мариуполя — всего пару часов хода на не самом стремительном противодиверсионном катере.

Сергей Ищенко. Свободная Пресса

Оставить комментарий