Евросатурн

Капитализм для «чайников»: Если звезды зажигаются…

Идеология людям понадобилась давно. Во времена феодально-монархические социальное устройство общества идеологически обосновывалось преимущественно религиозными постулатами. Исходя из них и монарх был помазанником божьим или Его главным заместителем на Земле, и люди разделялись на неравные по правам категории. Как это получалось, при том, что у Христиан, например, перед Всевышним все равны, на самом деле понять не просто. Но служители культа с этой задачей как-то справлялись. Впрочем, не только словом. Были и иные способы убеждения. Инквизиция так вообще «с огоньком» работала.
Смена мироустройства на буржуазное привела и к смещению церкви с позиции главного идеолога. Естественно, потребовалась какая-то альтернатива, и на освободившееся места идеологов в капиталистическом мире начали претендовать партии. Сначала их было не очень много. Их названия обычно передавали основной идеологический посыл: буржуазно-демократическая, социалистическая, анархическая, монархическая… Достаточно услышать название и в целом понятно за что ратуют представители данной идеологической платформы.
Со временем партий стало огромное множество. Помнится, чтобы не отставать от моды, Ярослав Гашек учредил Партию любителей пива, по уставу которой каждому члену полагалась бесплатная кружка пива в день. И согласно устава каждый день Гашек-учредитель угощал своего единственного члена партии писателя Ярослава Гашека бокалом пива.
Да-да! Обилие партий было гипертрофированно смешным еще сотню лет назад. И выдающийся сатирик не смог этого не отметить в свойственной ему манере. Но за последующую сотню лет, думается, партиям уже и счет потерян!
А названия?!
Ну чисто бренды! Главное, чтоб красиво звучали, легко запоминались, а о чем они — людям знать не обязательно.
Какую идеологию могут вмещать партии с названиями «Зеленые», «Удар», «Яблоко»? Да в принципе любую. Если что, можно и устав поменять, и лозунги, и все что угодно, но уже раскрученный бренд зря пропадать не будет.
Это компартию — ни анархистам, ни монархистам не продашь. Наоборот — тоже не получится. А вот какую-нибудь партию Светло-зеленых можно продать кому угодно. Они ж могут быть и либеральными светлыми, и социал-демократическими зелеными, а могут просто любить зеленые банкноты или определенные виды травы.

…значит это кому-то нужно.
Вот мы и подошли к товарной составляющей партий. Или к партийной составляющей капитализма?
Кстати, если кто-то считает, что коммунистические партии чем-то хуже или лучше буржуазных, то напомню, что они возникали так же, как все остальные в мире капиталистическом. То есть являются таким же продуктом этого строя как и все иные партии. Принципиальное отличие во всем этом партийном калейдоскопе компартий лишь в том, что они в ряде стран, придя к власти, принимали решение, что одной партии народу будет вполне достаточно, и остальные упраздняли гуманными и не очень методами. Отсюда и аналогии с партийными и беспартиными диктатурами. Строго говоря, они даже логичны в том, что для коммунистического будущего партии уже не нужны. С этой точки зрения они правильно поступили. Но! Забыли упразднить свою собственную партию. Ведь она тоже не нужна в светлом коммунистическом будущем…
Впрочем, противоречия в программе и реальных действиях есть буквально у всех партий. Так уж они устроены.
Не производя ничего, кроме хорошего впечатления, партии являются узаконенным инструментом стремления к власти. Человек, получивший образование в определенной области, станет специалистом и со временем может достичь весьма высокого влияния в сфере своей деятельности. Но человек, вступающий в партию, становится на путь движения к власти государственной. При этом уровень и сфера его знаний — субстанция, часто вообще не имеющая отношения к вопросу.

Необходимая пена

Позаимствовав у матушки церкви все, что возможно, партии, как истинный продукт капитализма, привнесли свою прагматичность. Пожертвования заменили взносы, места патриархов заняли лидеры или вожди, вместо молебна люди стали ходить на собрания и т. д.
Но не нужно перефразировать крылатую фразу от КПСС в «мы говорим — церковь, подразумеваем — партия, мы говорим – партия, подразумеваем — церковь». Такой взгляд — явный перебор. Во-первых, партии не смогли заменить религию полностью. Но, в-главных, скопировав под кальку иерархию и множество других моментов, партии оказались уж очень циничными.
Судите сами:
В религии главенствует Бог. А верховный священник — лишь его главный служитель. А кто в партии главенствует над ее лидером? То-то!
Основополагающие истины в религиях передаются столетиями в виде святых писаний. Партии опираются на уставы и программы, в которые всегда можно внести изменения. Удобно!
Патриархи, как правило, довольствуются своей духовной властью и не метят в президенты. Партии же только тем и занимаются, что борются за власть. Кстати, получив ее, обычно, остаются у руля не долго, тем самым демонстрируя определенную несостоятельность своей идеологии.
Между прочим, чтобы стать служителем культа, необходимо получить соответствующее духовное образование! А лидерами партий, как показывает история, могут становиться люди, окончание школы которыми подтверждается весьма смутно. Может быть поэтому христианству уже больше двух тысяч лет, а партии появляются и лопаются как пузырьки в кипящем котле истории?
Но представим на минутку, что всю эту партийную пену снимут какой-то гигантской шумовкой. Что останется обывателю в капиталистическом обществе? Он же окажется один на один с экономикой, бытовыми и, что страшней всего, общечеловеческими вопросами. Человек в поисках смысла начнет задумываться, например, о грехах прелюбодеяния и чревоугодия. Это ж на сколько сложнее ему станет продать лишнюю пачку чипсов и флакон химозы? Сколько средств массовой информации исчезнут за ненадобностью?

Итого:
Беда не в том, что партии врут, а в том, что все до единой!

Евгений Лавриненко

Оставить комментарий