Евгений Лавриненко

Капитализм для «чайников»: Добро пожаловать!

Все мы приходим в этот мир не задумываясь, устраивает ли нас его общественное и экономическое устройство. Природа заботливо наделяет нас инстинктами и рефлексами, но вот социум получает полного «чайника», как ни крути. Адаптироваться к общественной среде каждому приходится самостоятельно, следуя (или вопреки) влиянию семьи, школы, литературы, искусства и т. д., и т. п.
А пока родители гадают — девочкой или мальчиком будет новый «чайник», капиталисты знают совершенно точно — родится потребитель!
Собственно, потреблять новый «чайник» начал еще до появления на свет. Будущей маме было крайне необходимо покупать что-то очень важное, следовательно, дорогое. Именно то, о чем ее собственная мама и бабушка даже понятия не имели, однако рожали вполне исправно. Но все эти покупки имеют огромное значение для… товарооборота! Логично предположить, что капиталист должен быть рад новому потребителю еще больше, чем родители своему чаду. Ведь первым — доходы, а вторым — расходы и надежда на возможную моральную и эмоциональную компенсацию от собственного ребенка.
Но судя по тому, как активно пропагандируются конрацептивы и иные способы «контроля рождаемости», капиталистическое общество просто все делает, чтобы этот новый чайник-потребитель так и не появился!
Странно?!
Только на первый взгляд. Когда вы взвесите презерватив и пересчитаете его стоимость за грамм или килограмм, а потом сравните со стоимостью, скажем, красной икры, то очень удивитесь соотношению стоимости резинового изделия и деликатеса. Получая ежедневную сверхприбыль от продажи «резинок», уже некогда думать о том, сколько потребителей не дополучено. Хотя, как знать? Может кто и всплакнет ночью скупой капиталистической слезой, после подсчета прибыли от проданной контрацепции?
Впрочем, в капитализме все обстоит именно так. Прибыль от еще не появившегося потребителя — это категория удаленная с очертаниями размытыми неопределенным будущим. А прибыль, получаемая от контрацептивов — реальная, осязаемая и исчисляемая. Капиталист — человек прагматичный, живущий под девизом — «Лучше синица в руках, чем утка под кроватью». Его главная, если не абсолютная, единица измерения — это деньги.
А вы видели когда-нибудь деньги будущего? То-то!
Зато наверняка держали в руках банкноты из прошлого. Но это ж просто интересные бумажки, которые представляют интерес исключительно в рамках бонистики.

Главная координата или деньги — наше все!
Мы живем в экономическом обществе, в котором деньги — главная единица измерения всего. Кто-то считает, что именно это и есть правильная модель мироустройства, кого-то положение вещей не устраивает.
Не хочу навязывать свою точку зрения. Просто предлагаю взглянуть на некоторые бытовые аспекты сквозь призму денежных знаков.

А прав ли доктор?
Когда врач в мире платной медицины сообщает пациенту, что со здоровьем у него все в порядке, ему, пожалуй, стоит верить. А если доктор говорит, что у вас что-то не так и следует лечиться, то вы уже не только пациент, но и клиент, который платит деньги! Как можно быть уверенным, что предлагаемое лечение назначено для улучшения здоровья пациента, а не экономических показателей клиники или личного состояния врача?

Собирайтесь, дети, в школу!
Существование платного образования превращает знания в товар. Параллельное существование платного и бесплатного обучения рождает очень простую формулу: чем меньший объем знаний будет раздаваться бесплатно, тем большим объемом можно торговать.
В таком случае бесплатное образование приобретает свойство продуктов на акции-дегустации. Помните:
— Попробуйте! Это совершенно бесплатно.
— Понравилось? Выбрать можно вот на этом стеллаже! (Где касса, знаете сами.)

«Что-то с памятью моей стало»
Когда-то мы были убеждены, что для развития памяти, нужно ее тренировать — учить стихи, играть в шахматы, например. Собственно, это также логично, как и то, что для того, чтобы стать сильным, нужно выполнять физические упражнения.
Но теперь для хорошей памяти существуют таблетки. Причем все плавно ведется к тому, что без этих фармакологических чудес у нас будут серьезные проблемы…
Нам предлагают за деньги купить то, что у нас и так есть!
Впрочем, память — не является уникальным товаром. Всех нас также убеждают платить и за иммунитет, душевное равновесие и многое другое.
Можно привести еще множество иллюстраций тому, как ради одной единственной цели — получить деньги, — с нами лукавят, а чаще банально лгут. Самое замечательное, что данная ложь является вполне законным способом извлечения прибыли. А самым уважаемым человеком в таком обществе — тот, у которого большее количество денежных знаков.
То есть — самый крупный промышленный аферист?!
Таки да!

Для чего козе баян?

Итак, как мы уже разобрались, — деньги всему голова в мире капитала. Следовательно, во всех процессах происходящих — их главная составляющая, краеугольный камень.
— Нужен ли городу (или району) парк?
— А будет ли он приносить деньги? Если да, то нужен, если нет, то вот вам и ответ!
Одни спросят:
— А где будут гулять дети, пенсионеры и собаки?
Другие ответят:
— Раз люди не «голосуют» рублем, значит им парк не нужен.
При этом у так называемой рыночной экономики есть очень красивая теория, которая объясняет естественность процессов в ней происходящих. Конкуренция будто бы решает главный вопрос — быть или не быть. Нужное, хорошее, качественное — потребитель, покупая, финансирует, а ненужное, плохое, некачественное — обрекает на вымирание. При этом уж сотню лет капитализм не забывает критиковать альтернативные варианты экономики, скажем — стран социалистического лагеря, которого, к слову, уж три десятка лет — как простыл и след. Да и распад этого альтернативного общественно-экономического устройства обязательно трактуется как неизбежный и закономерный. Погибла, так сказать, противоестественная экономика, которая только и держалась — бла-бла-бла, бла-бла-бла… Вы все это слышали многократно и услышите еще не единожды.
На самом деле, все обстоит несколько иначе, хотя главный рыночный закон во всем этом присутствует: расхваливается свой товар и критикуется чужой. Место товаров на полке занимают соответствующие экономические системы. И продолжают критиковать «прогоревшего» конкурента, так как очень сильно опасаются его возрождения, а на самом-то деле знают, что бороться с ним будет — ой как накладно.
Что до необходимостей, то она в рыночной экономике весьма иллюзорна, впрочем как и сам рынок в чистом виде. Предположим, вы варите замечательный морс по бабушкиному рецепту. И он не только не вреден, как газированные напитки, которыми заставлены прилавки магазинов, а даже полезен.
Каковы ваши шансы вывести его на рынок?
А каковы шансы заменить им на рынке широко известный и заведомо неполезный продукт?
Шансов — ноль.
Того, что ваш продукт качественнее — не достаточно. Вам необходимо убедить потребителей конкурента в том, что ваш продукт лучше. А это не только крайне дорогостоящая, но совсем другая история. Главное – не забывайте, что ваш конкурент с очень известной отравой в очаровательной упаковке не будет сидеть сложа руки. Он точно также, как и вы, будет расхваливать свой товар. Ну, разве только добавит, что их бренд «проверен временем», что они «свыше ста лет с вами».
Выпустить лучший товар — это одно, убедить в том, что он лучше — другое. Что из этого важней?..
А может главное – научиться убеждать, что ваш товар лучше, а реальное качество — дело второе? Выходит, и изобретать лучшее не обязательно.
Впрочем, это еще не значит, что мир не вкусит «бабушкиного морса». Есть тому колоритные примеры. Вот винтовку Маузера придумал Маузер, револьвер Нагана — Леон Наган, список можно очень долго продолжать, но только не следует включать в него знаменитый Кольт. Не смотря на традицию давать оружию имена конструкторов, промышленник Сэмюэль Кольт не изобретал, а запатентовал чье-то изобретение в 1836 году и нарек его в честь себя. Одни источники гласят, что взята за основу система Дафта и Колльера, другие называют некоего одинокого изобретателя, который за гроши продал революционную систему промышленнику. Эти детали нас с вами не интересуют. Суть заключается в том, что кто-то смог создать нечто востребованное, но продукт в итоге лишь пополнил портфель предложений капиталиста, даже не сохранив в себе имени своего автора!
Ну, и провернув барабан, выстрелю следующим вопросом:
— А какова вообще необходимость револьверов в нашей повседневной жизни?
Только не переадресовывайте вопрос продавцу! Уж он-то найдет такой ворох аргументов в пользу своего товара, что хлеб покажется чем-то второстепенным. Кто-то из этих остроумных парней даже выдал нетленную фразу: «Бог создал одних людей сильными, других слабыми, а полковник Кольт их сделал равными».
Цинично?
А как же! Впрочем, как и все в мире капитала.
Необходимость или ее иллюзию создают или формируют. И если завтра кто-нибудь креативненько сообразит, что под звуки баяна повышаю удой у коз, то будьте уверены — все информационное пространство будет наполнено передачами и фильмами о баянистах, рекламными роликами с сексапильными козами, а магазины будут манить ассортиментом баянов и бонусами за их приобретение.

Итого:
Не в деньгах счастье, но их отсутствие — несчастье.

Евгений Лавриненко

Оставить комментарий