Фонендоскоп

«Доктор смерть» Ульяна Супрун: Плевать мне на вашего «ватника» Амосова

Считая родившегося под Вологдой учёного «великим украинцем», в Киеве издеваются над его дочерью

105 лет назад, в декабре 1913 года, в селе Ольхово неподалеку от Вологды родился будущий гениальный хирург Николай Амосов. Семья Амосовых была крестьянской, и только мать Николая работала акушеркой. Еще в детстве она дала сыну важный урок — всегда отказывалась от подарков, которые благодарные пациенты издревле старались делать медикам. Этот пример он запомнил на всю жизнь.
Среднюю школу и механический техникум Николай окончил в Череповце. Работал сначала там же, а потом — устроился в Архангельск, начальником смены на электростанции лесопильного завода.
Вскоре Амосов параллельно с работой поступил на заочную форму обучения в индустриальный институт, а еще через год избрал себе дополнительную стезю, став студентом Архангельского медина. В итоге, до войны на руках у него были сразу два диплома с отличием — врача и инженера.
После нападения гитлеровской Германии на СССР, Амосов, как и многие его коллеги, оказался на фронте, став хирургом подвижного госпиталя. За годы Великой Отечественной он лично провёл порядка 4 тыс. операций.
В 1943 году Николай Амосов был награжден Орденом Красного Знамени, в 1944-ом — Орденом Великой Отечественной войны 2-ой степени, в 1945-ом — Орденом Красной Звезды. К одной из наград был предоставлен за то, что провел срочную операцию прямо во время вражеского авианалета, под бомбами.
В начале 1947-го Амосов был назначен заведующим хирургическим отделением больницы и главным хирургом Брянской области. Параллельно вел занятия в фельдшерской школе. В 1948 году он, обобщив свой военный опыт, защитил кандидатскую диссертацию.
В конце 1952-го, будучи уже полностью сформировавшимся специалистом, Николай Амосов переехал в Киев и возглавил в столице УССР Клинику торакальной хирургии в институте туберкулеза и грудной хирургии. Всего через четыре месяца он стал доктором наук, а затем — заведующим кафедрой в Киевском медицинском институте. В 1960-ом Амосов, совместив медицинские и инженерные знания, возглавил также подразделение биокибернетики в Институте кибернетики Академия наук УССР. Три года спустя он провел первое в истории советской медицины протезирование митрального клапана сердца.
В 1968-ом Амосов был назначен заместителем директора Киевского научно-исследовательского института туберкулёза и грудной хирургии. При этом — заболел туберкулезом сам, из-за чего ему пришлось лечиться в Старокрымском санатории. Но даже там, во время лечения, не сидел без дела — благодаря ему в Крыму появилось пульмонологическое хирургическое отделение.
В 1983 году Амосов возглавил развернутый на базе клиники Институт сердечнососудистой хирургии. Он разрабатывал уникальные методики лечения сердца и легких, а также сам внедрял их на практике. Изучал вопросы геронтологии и искусственного интеллекта.
Помимо практической и научной медицинской работы, Николай Михайлович активно занимался общественной деятельностью. 17 лет Амосов был депутатом Совета Союза Верховного Совета, а затем стал народным депутатом СССР. Являлся членом комиссии по здравоохранению и социальному обеспечению. Вел работу в сфере социальной инженерии.
В 2002 году, в возрасте 89 лет, Николай Амосов ушел из жизни.
Его именем были названы улицы, медицинские и учебные заведения в различных республиках бывшего Советского Союза. После себя Николай Михайлович оставил сотни научных статей, 19 монографий и институт, в котором ежегодно проводится около 3 тыс. сложнейших операций.
В отличие от многих своих современников, великий ученый оказался чужд политической конъюнктуре. Он не разговаривал по-украински и подчеркивал, что, несмотря на долгие годы, проведенные в Киеве, остается русским человеком.
«Я гражданин Украины. Здесь десятки моих учеников и тысячи бывших пациентов. Жена украинка. Интересы Украины — мои интересы. Но в то же время я — русский по языку, по культуре. Молодежь и Украины, и России ориентирована на Европу и Америку. Стремясь на Запад, нельзя забывать, что традиционно Украина связана с Россией. Разрыв этой нити нежелателен и невозможен. Украинская культура традиционно обогащается российской. Украинцы и русские одинаковы хотя бы потому, что 350 лет прожили вместе. И в первой, и во второй половине жизни я, русский человек, не замечал, что украинцы — некий особый народ», – заявил Амосов в одном из интервью.
Сегодня этих слов было бы, пожалуй, достаточно для того, чтобы стать жертвой нападения финансируемых государством неонацистов или получить лет 12 лишения свободы за «сепаратизм».
Тем не менее, в «незалежной» на общественно-политических взглядах ученого стараются не заострять внимания. В 2008 году в ходе формирования рейтинга «Великие украинцы» Амосов по результатам национального голосования занял второе место после… русского князя Ярослава Мудрого. Третьим в списке, по иронии судьбы, стал Степан Бандера.
Рейтинг оказался символичен просто до боли. Самыми великими людьми в своей истории украинцы назвали князя, при котором об Украине никто даже не слышал и прадед которого явился на Днепр с далекого севера, а также — родившегося все на том же севере советского хирурга…
Несмотря на то, что по своим суждениям и взглядам Амосов относился к тем, кого сегодня на Украине называют «ватниками» и «колорадами», в честь него в «незалежной» выпускают монеты, о нем снимают фильмы, его портретом мэр Киева Виталий Кличко украшает киевские трамваи.
Получается, конечно, очень неудобно. Но что делать, если в истории Украины нет ни одной «политически корректной» исторической личности, сделавшей что-либо гениальное и известное во всем мире? Все великие – либо сами являлись «московскими оккупантами», либо на них работали. Ну, или, на худой конец, были выходцами из еврейских семей, бежавших от петлюровских погромов в США…
Кстати, благодарность украинских властей Амосову носит исключительно демонстративный характер — только тогда, когда это нужно из пропагандистских соображений. О памяти «великого украинца из-под Вологды» сразу забывают, когда дело доходит до денег и политики.
Сегодня на Украине живет дочь Николая Амосова — Екатерина. Она пошла по стопам отца, и выучилась на врача. Защитила кандидатскую и докторскую диссертации, в 2004-ом — стала главный кардиологом Минздрава Украины, а в 2014-ом — по решению коллектива возглавила Национальный медицинский университет им. А.Богомольца. Однако недавно у нее начались большие неприятности.
В начале 2018 года Екатерину Николаевну обвинили в том, что она якобы не сумела организовать лицензионный экзамен для студентов-стоматологов. Сама ректор объясняла, что просто не хотела разрывать договор о бесплатном проведении экзаменационных тестирований, и переводить вуз на «коммерческие». Однако ее объяснения почему-то только сильнее разъярили Минздрав, возглавляемый «врачом без права на лечебную работу» — «щирой» американкой Ульяной Супрун. И Екатерину Николаевну уволили.
В сентябре 2018-го Амосова выиграла местный суд и восстановилась на работе, но спустя несколько дней… была уволена снова. На днях решение в ее пользу принял уже окружной административный суд, однако в украинском Минздраве пообещали, что этого так не оставят. Прозвучало обещание убедительно. Ведь назначенная по инициативу Петра Порошенко и Владимира Гройсмана, Супрун вряд ли бы сама решилась на столь серьезное кадровое решение. Здесь чувствуется могущественная политическая воля.
Видимо, киевские лидеры посчитали, что и так достаточно уважили «ватника» Николая Амосова. С его же дочерью можно уже не церемониться — особенно когда речь идет о внедрении в бюджетных учреждениях платных тестов…

Святослав Князев. Свободная Пресса

Оставить комментарий