Музыка

Звукорежиссер из Беларуси утверждает, что полтора года работал за еду. Украинские партнеры: это клевета

В музыкальных кругах Андрей Жуков известен как один из лучших белорусских звукорежиссеров. В феврале 2017 года он уехал в украинский Харьков, где полтора года работал в музыкальной студии. За работу обещали бесплатное жилье, 1000 долларов в месяц и 20 процентов прибыли от записанных треков, рассказывает Андрей. Но получил, по его словам, помещение в подвале, бесплатную еду вместо денег и отобранный паспорт, из-за чего он не может вернуться домой.

Представители музыкальной студии настаивают на совершенно другой версии. Сотрудничество с Андреем они прекратили из-за его серьезных конфликтов со всеми участниками проекта, технических ошибок при строительстве студии и затягивания сроков. Также в студии утверждают, что не имеют никакого представления о том, где находится паспорт белоруса, и готовы предоставить юридическую помощь в его получении.

Как все было: версия Андрея
С Андреем Жуковым мы общаемся в Telegram. Ранее он записывал альбомы для «Петли Пристрастия», «Троіцы», «Ляписа Трубецкого», Drum Ecstasy. Поработать в Харькове ему предложил бывший ученик Владимир Сухов. Тот познакомил с Владом Шрубеком — учредителем звукозаписывающей студии «Етомік Ганс Рекордс».
— «Хотим построить студию мирового уровня. Но мы не совсем в курсе, что и как делать. Мог бы ты нас проконсультировать?» — такое предложение я получил вначале.

Андрей рассказывает, что ехал в Харьков всего на три дня — проконсультировать и вернуться домой. Но увлекся и остался на полтора года.
— Когда приехал, там не пахло даже европейским уровнем. Начал рассказывать, показывать, как все должно быть. Шрубек очень сильно заинтересовался. Предложил сотрудничество, но не как начальник и наемный работник, а партнер. Сказал: «Давай строить студию мечты. Твои идеи — мои деньги. Это не коммерческий проект — все ради искусства». Кто за такое не возьмется? Естественно, я согласился.

Андрей утверждает, что ему обещали оформить официальное разрешение на работу за счет компании, предоставить жилье, медицинское обслуживание, а также ежемесячно платить за работу 1000 долларов и 20 процентов от прибыли студии.
Предоставить документальное подтверждение уговора Андрей не может: обо всем, по его словам, договаривались устно.
— Работая в Беларуси, я не привык заключать договоры. Я верил людям на слово. Так было со всеми: договорился, сделал, получил оплату. Думал, что здесь будет так же. Развесил уши, поверил. А потом сильно увлекся и не думал о формальностях, которые, как оказалось, были очень важными.

Ударив по рукам, Андрей начал продумывать проект студии, ее концепцию.
— Я искал уникальные приборы, дорабатывал и доводил их до ума, настраивал, соединял, чтобы они зазвучали. Также нужно было выслушивать комнаты, оборудовать их по стандартам. А потом, естественно, обучать музыкантов.

Целый год, утверждает звукорежиссер, он жил в подвале, там же работал, встречался с музыкантами и занимался вокалом с Владом Шрубеком. Затем переехал в здание, где и расположилась студия, которую он строил.
То, что жить приходилось в подвале, не настораживало и не смущало, говорит Андрей.
— Так всегда начинаются стартапы. Меня, в принципе, все удовлетворяло: есть, где спать, более-менее есть, что есть. Я очень увлеченный человек. Если что-то делаю, то берусь за дело основательно и ухожу полностью в него. Работал я без выходных. Только иногда отвлекался на компьютерные игры, чтобы проветрить мозги.

За свою работу, рассказывает Жуков, он получил лишь бесплатное жилье и еду.
— И только когда кормить меня не могли, давали какие-то деньги.

Интересуемся, почему Андрей не просил об обещанной оплате.
— Я думал, пока не надо. Мне ведь он [Шрубек] представлялся честным человеком. Да и на тот момент деньги были не нужны: из студии практически не выходил, тратить их было не на что. Работы навалилось очень много, был драйв и постоянная движуха: записи, вокал, обучение. Когда заподозрил что-то неладное и начал задавать вопросы, оказался на улице.

— Каким образом вы лишились паспорта?
— Отдал его еще полтора года назад, чтобы они оформили официальные документы. Как оказалось, никто ничего не сделал. По сути, я сейчас здесь нелегально.

Андрей говорит, что обращался на горячую линию посольства Беларуси в Украине, однако «конкретной помощи не получил».
— Мне сказали: «Если хочешь, приезжай, мы сделаем справку» [об утере паспорта]. А приехать я не могу: без паспорта мне не продадут билет ни на поезд, ни на автобус. Думаю найти кого-нибудь на машине, чтобы отвезли. Пока не получается.

Две недели назад Андрей обратился в украинскую полицию, чтобы подать заявление на Влада Шрубека. Звукорежиссер обвиняет своего бывшего партнера в мошенничестве.
— Он украл мои аранжировки, мелодии, малтитреки и стиль, который я разрабатывал. Шрубек не заплатил ни за работу, ни за обучение вокалу. Во время нашей первой встречи он не мог связать и трех нот. Идея и концепция построения студии тоже не оплачены. И авторские он присвоил себе.

По словам звукорежиссера, заявление от него в полиции несколько раз не регистрировали, пока его давняя подруга Наталья не обратилась в прокуратуру Харькова.
— Здесь все схвачено. По всей видимости, в полиции было сказано, чтобы от Жукова заявление не принимали. А от Натки, у которой другая фамилия, взяли. Но вряд ли мы добьемся здесь какой-то справедливости.

13 октября Андрей и Наталья связались с харьковским правозащитником Максимом Корниенко.
— О ситуации Андрея Жукова мне рассказали харьковские журналисты. 13 октября я встретился с Андреем и Натальей, они поделились своей историей. Так как в действиях сотрудников студии были признаки мошенничества и рабства, в этот день Андрей совместно со мной написал заявление в главное управление полиции Харьковской области. Данной заявление было направлено в Шевченковский отдел полиции. Его сотрудники были обязаны внести заявление в единый реестр досудебного следствия (ЕРДР) в течение 24 часов с момента подачи. Однако в течение 7 дней этого сделано не было. И только 22 октября по нашей жалобе в прокуратуру заявление было внесено в ЕРДР. Сейчас полиция обязана проводить досудебное следствие.

Как все было: версия директора студии
Напрямую связаться с Владом Шрубеком не удалось. Прокомментировал ситуацию директор студии «Етомік Ганс Рекордс» Сергей Билоус. Общались мы по электронной почте, поэтому ниже приводим его полный ответ с минимальными правками.
— Весной 2017 года Андрей Жуков приехал в Украину и выразил желание участвовать в одном из проектов нашей студии на партнерских основаниях.

По договоренности, совместно с командой наших музыкантов он должен был принять участие в создании нескольких песен, после официальной публикации которых Андрей должен был получать 5% от чистой прибыли, которую, возможно, данные песни принесут.
В обязанности Андрея должна была входить работа над аранжировкой, сведением и мастерингом песен. Были оговорены сроки, которые истекли еще осенью 2017 года.
С самого начала Андрей настаивал на неофициальности наших договоренностей, описывая какие-то проблемы с властями в Беларуси. Но все же нами были подписаны договоры, по которым он за плату передал ту часть авторских прав, которая принадлежала ему в музыкальных произведениях, нашей студии.
Про сумму вознаграждения сказать не могу, так как это внутренняя информация. Андрей находился на полном обеспечении одного из сотрудников студии. Ему оплачивали квартиру, еду, медицину, покупали одежду, за ним был закреплен человек, который ухаживал за ним, выполнял любые его просьбы. Кроме этого, Андрей регулярно получал деньги. На что он их расходовал, мы не знаем.
К сожалению, за полтора года нам не удалось выпустить ни одной песни, и мы приняли решение прекратить сотрудничество с Андреем.

Основными причинами разрыва отношений были:
— очень серьезные конфликты Андрея со всеми без исключения участниками проекта. Команда терпела постоянные унижения и оскорбления, из-за чего несколько участников коллектива были вынуждены покинуть проект. Весной 2018 года одна из участниц была вынуждена обращаться в больницу и несколько месяцев принимала различные препараты, чтобы выйти из состояния, до которого была доведена Андреем;
— технические ошибки при строительстве студии, которые привели к затягиванию стройки на 8 месяцев и очень серьезным расходам. Фактически студию пришлось построить два раза, второй уже с привлечением отдельной команды специалистов-акустиков;
— в течение нескольких недель перед расставанием Андрей фактически прекратил заниматься музыкой и использовал все студийное время в личных целях, для просмотра фильмов, компьютерных игр и прочих вещей, не имеющих отношения к музыке. За этим процессом ежедневно наблюдали десятки людей.

После расставания с Андреем мы предложили ему юридическую помощь, так как он находится в Украине, являясь гражданином Беларуси, и финансовую на случай отсутствия средств для того, чтобы покинуть страну или найти работу.
Однако две недели назад Андрей отказался от нашей помощи, начал требовать значительные суммы денег и пообещал поднимать общественный резонанс, в случае если мы откажемся платить.

Сумма его имущественных претензий, по его подсчетам, составляет 300 тысяч долларов США, которые, по его мнению, студия обязана заплатить за его участие в создании и мастеринге 6 невыпущенных песен.
Стоить заметить, что с Андреем были подписаны договоры, по которым он за оплату передал ту часть авторских прав, которая принадлежала ему в музыкальных произведениях нашей студии. Если понадобится, то мы с удовольствием предоставим эти документы в суде. (Студия предоставила документ в распоряжение редакции. Сумма сделки не разглашается. — Прим. TUT.BY.)

Соглашение об отчуждении исключительных имущественных прав интеллектуальной собственности на фонограммы между Владом Шрубеком и Андреем Жуковым подписан 25 сентября 2018 года. Согласно документу, Жуков за вознаграждение передал все имущественные права на созданные музыкальные произведения Шрубеку.
Андрей настаивает, что подписывал соглашение в тот момент, когда у него были сильные фантомные боли, которые периодически на него находят, и он не мог осознавать всего происходящего. Также он заявляет, что никаких денег не получал.
Сергей Билоус утверждает, что подписание договора происходило в присутствии свидетелей, а также зафиксировано на видео и фото, «так как Андрей — человек с ограниченными возможностями, и у кого-либо могут возникнуть сомнения, что он может подписывать документы».

Сейчас Андрей привлекает общественность полной клеветой, пишет обращения в прокуратуру о мошеннических действиях. На данный момент мы считаем претензии Андрея абсурдными, в связи с чем готовим обращения в соответствующие судебные инстанции.
К сожалению, мы не знаем, где находится паспорт Андрея. Не думаем, что он мог бы подать хоть одну бумагу в полицию или прокуратуру без документов, удостоверяющих личность. Если Андрею нужна какая-то помощь с восстановлением паспорта, то мы можем порекомендовать ему юристов, которые подскажут, как это сделать.
Также важно понимать, что на данный момент продукт, в создании которого Андрей принимал участие, не выпущен и приносит постоянные и значительные расходы.
Сейчас студия является некоммерческим проектом для развития украинской музыки. Мы активно работаем над проектом, где планируем дать возможность начинающим талантливым украинским коллективам бесплатно сделать свои записи на одной из лучших студий в Украине. Мы делаем большие инвестиции в музыку в первую очередь ради самой музыки. И нам очень жаль, что в процессе нам приходится конфликтовать с людьми, которые просто пытаются на этом нажиться, создавая общественный резонанс за счет клеветы и манипулирования общественным мнением.
В ближайшие дни мы обратимся ко всем СМИ, распространяющим ложную информацию, с просьбой объективно посмотреть на ситуацию и удалить опубликованные статьи.

Посольство Беларуси в Украине: «Проблему решим наиболее оптимальным способом»
Старший советник посольства Беларуси в Украине Владимир Чехлов рассказал TUT.BY, что представитель Андрея Жукова действительно обращался на горячую линию три недели назад.
— Ему была дана стандартная информация, что делать в подобной ситуации. После чего в посольство никто по данному вопросу не обращался с соответствующим заявлением.

Два дня назад, рассказывает Владимир Чехлов, состоялся телефонный разговор консульского сотрудника с лицом, представившимся адвокатом Андрея Жукова. Ему подробно разъяснили всю информацию, как гражданин Беларуси может вернуться домой.
— Мы с ним работаем. Андрей Жуков получит свидетельство на возвращение и по этому документу сможет поехать домой. Проблему мы решим наиболее оптимальным способом.

Любовь Касперович / TUT.BY

Оставить комментарий