Аэропорт Донецк

К годовщине обстрела Донецкого аэропорта

В эти дни Донецк вспоминает свое 22 июня. Вспоминает по-разному: ведь, сколько людей, столько всегда и мнений. Но сходится Донецк в одном – стрелять по городу было нельзя. Использовать боевую авиацию против гражданского объекта было нельзя. Делать жителей города заложниками военной операции было нельзя.
Это было понятно тогда, это понятно и сейчас. Каждый из прошедших с той поры 365 дней был абсолютным и неопровержимым доказательством этих утверждений.
Что принесла война не только в город, но и в страну, кроме смертей, разрушений и ожесточения?!
Неужели и тогда, 26 мая, в самом начале кровавого марафона вокруг Донецкого аэропорта, не было понятно, что использование военной машины в границах мегаполиса гарантированно приведет только к углублению и разрастанию конфликта? Существует ли хоть один пример в современной истории, когда силовое подавление подобного противостояния в результате приводило к исчезновению очага напряженности и установлению гражданского мира? Имели ли право люди, отдававшие приказы, сеять с воздуха семена вражды и ненависти в народ?
Нет, нет и нет.
Явное пренебрежение историческими фактами, попрание всяких этических норм, желание выглядеть крутыми парнями, бравада и намерение продемонстрировать то, «как надо поступать в критических ситуациях», в результате стали причиной раскола страны, дальнейшего углубления гражданского и межэтнического конфликта, стремительной эскалации противостояния, многочисленных человеческих жертв, бед и лишений.
Очевидным итогом войны стало лишь обоюдное ожесточение жителей двух частей страны, рваная рана в сознании и ментальности, сшивать которую придется представителям многих и многих последующих поколений.
Вероятно, в ходе авиационной атаки на здание Донецкого аэропорта был перейден тот Рубикон, после которого возможность мирного урегулирования конфликта на Донбассе была отодвинута на совершенно неопределенный срок. И сделано это было не по недомыслию, а сознательно, людьми, которые взяли на себя ответственность управлять государственной машиной.
Значит ли это, что с тех пор главный язык переговоров между участниками конфликта – это язык пушек, артиллерии и систем залпового огня?
Безусловно, нет, хотя все мы пережили периоды, когда казалось, что язык пороха и пуль станет тут основным на долгие годы.
Более того, прошедший год показал и доказал, что единственным способом остановить безудержный рост числа жертв конфликта – это путь переговоров, взаимных уступок и компромиссов. И будущее принадлежит тем, кто сумеет переступить через собственную боль, амбиции и желание отомстить – не даст волю страстям, которые умеют питаться только человеческими жизнями.
После года войны хочется верить, что в небе Донецка больше не будут летать боевые самолеты, а огни салютов никто не примет за тепловые ловушки.
Небо над Донецком всегда должно быть мирным!

Рамиль ЗАМДЫХАНОВ. 27 мая 2015

Оставить комментарий