MUNИЦИПАЛЬНАЯ GAZЕТА

Актеру нужен оголенный нерв

В этом уверен заслуженный артист Украины, ведущий актер Донецкой муздрамы Сергей Лупильцев

Он хорошо известен театралам. «Сорочинская ярмарка», «Три шутки», «Зойкина квартира», «Женский клуб», «Обыкновенное чудо»… Фактурная внешность, многоплановая игра – зритель ожидает его выхода на сцену, зная, что ожидания не будут обмануты. На днях Сергей Лупильцев дал эксклюзивное интервью «МГ».

– Сергей Георгиевич, как парень из Донецка рискнул поступить (и поступил!) в Щукинское училище?
– Я жил (и сейчас живу) на Вертикальной. А руководителем драмкружка в клубе была Людмила Павловна Гудкович, очень красивая женщина. Мы, 15-летние пацаны, стояли в клубе, я засмотрелся на нее. Очень любил стихи, прочел, она одобрила, я стал там заниматься. А кроме того, в классе меня подзуживали: мол, легко даются все предметы, смогу поступить в любой вуз. Я и сказал, что поступлю туда, где самый большой конкурс. И поступил в Школу-студию МХАТ, где отучился почти три года на курсе Павла Владимировича Масальского. Первые мои учителя, так сказать, через рукопожатие от Станиславского, его ученики – Тарасова, Тарханов, Комиссаров, Масальский.
Потом пришлось уйти, так сложились обстоятельства. Немного поработал в Макеевке, в ТЮЗе и ушел в армию. А после службы поступил в «Щуку», отучился четыре года на курсе Леонида Владимировича Калиновского. Работал в Москве, в городе Кимры, Душанбе. Кстати, звали меня в Театр сатиры, но было негласное указание Министерства культуры – из Душанбе меня не выпускать. Однако обстоятельства сложились так, что я оказался в Жданове. Думал, поработаю там год, оказалось – почти 19 сезонов. Переиграл почти весь мировой репертуар.

– Там же и с женой познакомились…
– Да, в Мариупольском театре. Валентина Саврасова – талантливая актриса и замечательная женщина. Пришлось отбить. Вот уже шесть лет как мы вместе работаем в Донецком театре. Меня пригласили сюда на чеховские «Три шутки», а вскоре предложили  переехать совсем. Через два года дали заслуженного. Я горжусь нашим театром и Марком Матвеевичем Бровуном, который вывел его на такой уровень.

– Легко ли иметь театральную семью?
– У нас с Валентиной табу – дома о ролях, о театре не говорим. Иначе было бы очень тяжело.

– Я слышала, что вы из древнего рода. Это действительно так?
– По маминой линии были князья Борятинские. Но княжеский род идет только по мужской линии, так что я на князя не претендую. А мои родители – «курские соловьи», очень певучие. Отец играл на всем, даже на стиральной доске, но лучше всего – на мандолине. А мама – певунья, хохотушка. Папа – всю войну по лагерям, после этого что могло быть? Воркута. После реабилитации приехали в Донбасс, отец был начальником участка шахты «Мушкетовская-Вертикальная».

– Что, по-вашему, главное для актера?
– Работа над образом. Знаете, когда у актера три штампа – это заштампованный актер, а когда их 400 – это профессионал. И еще на сцене нужно жить. Зрителя ведь не обманешь, он чувствует, исходит ли от тебя внутренняя энергия. И еще актер никогда не должен говорить: «Я этого не сделаю». Он обязан справиться с любой ролью.

– У вас есть свои театральные приметы?
– У каждого есть свои заморочки. К примеру, стараюсь перед премьерой меньше спать – тогда нерв другой. Оголенный, что ли. И, естественно, молитва перед тем, как ступить на сцену.

– А есть роль, которая еще не сыграна, но хотелось бы?
– Есть, но не скажу. Это, кстати, тоже примета: заранее скажешь – не состоится.

– Что вам больше нравится играть – классику или современность?
– Классику. Современных авторов, которых хотелось бы сыграть, даже затрудняюсь назвать. А классика есть классика. Чехова люблю, много ролей из его произведений сыграл. В том числе и самого Чехова – в спектакле «Насмешливое мое счастье».

– Всегда ли вы согласны с режиссером?
– Существует много уловок, и я часто их использую. Например, можно подвести режиссера к своей мысли, только чтобы он подумал, что это его мысль. Очень люблю характерные роли, там можно пошкодничать.

– Сергей Георгиевич, вы снялись и в телесериале «Колдовская любовь». Работа в кино сильно отличается от театральной?
– Я бы даже сказал, это две совершенно разные профессии. В кино можно снять 15 дублей и выбрать лучший, а в театре – что сделал в данный момент, то зритель и увидел.

– Кстати, кто предложил вам роль в сериале?
– Балкашинов, который его снимал, был года четыре главным режиссером в Мариуполе, и разыскал меня, когда я уже работал здесь, в Донецке. Бывало так, что вечером спектакль, а с утра я еще на съемочной площадке под Киевом. В самолет – и сюда.

– Не планируете еще в кино сыграть?
– Андрей Макарченко заканчивает Киевский институт кинематографии, делает дипломную работу (кстати, по Чехову – «Бумажник»), пригласил меня.

– И немного о вашей общественной деятельности. Месяц назад вы стали председателем первичной организации Союза театральных деятелей Украины, представляете в нем наш драмтеатр. Ваши планы в этой связи?
– Очень хочется возродить творческие командировки, которые были прежде, когда артисты могли поехать в Киев, Москву, Ленинград и увидеть новые постановки. Еще планирую проводить вечера интересных встреч – приглашать художников, писателей, мы  мало общаемся. У нас в театре есть для этого и Театральная гостиная, и Красный зал. Кроме того, хотелось бы организовывать встречи с актерами, которые приезжают к нам на гастроли. В общем, планов много.

Беседовала Светлана КУДРЯВЦЕВА

Оставить комментарий