Газопровод

Польша затеяла свой «Северный поток»

Варшаве придется просить разрешения Москвы на строительство газопровода Baltic Pipe

Польша является одним из самых активных противников российского газопроводного проекта «Северный поток-2» наряду с США и Украиной. Но скоро Варшава и Москва могут поменяться местами, и уже польским компаниям придется просить у России разрешения на прокладку трубы по морю.
Речь идет о польском проекте газопровода Baltic Pipe, который должен соединить Норвегию и Польшу. Труба протяженностью 900 километров пройдет через Данию и другие страны, а затем по дну Балтийского моря в Польшу. Мощность системы — 10 млрд. кубометров газа в год, первые поставки предполагаются в 2022 году. На строительство уйдет 1,7 млрд евро, которые поделят между собой Польша и Дания.
По задумке польских властей, строительство этого газопровода поможет стране добиться «энергетической независимости» от России. Но по иронии судьбы без России проложить трубу может не получиться. Магистраль будет пересекаться с «Северным потоком-2», значит, придется заключать с «Газпромом» соглашение по этому вопросу.
По существующим правилам, узлы пересечения являются важными участками газопровода, к которым предъявляются особые технические требования. При выборе трассы морского трубопровода должно учитываться, в том числе наличие ранее построенных трубопроводов и коммуникаций.
Вот в Польше и забеспокоились, что Россия начнет вставлять палки в колеса их проекту и помешает реализовать его в срок.
«Пересечение с «Северным потоком-2» очень важно, — отметил эксперт по энергетике варшавского консультанта Polityka Insight Роберт Томашевский в интервью The Financial Times. — Gaz-System нужно заключить соглашение с «Газпромом» по этому вопросу. Это технический вопрос, но я могу представить себе ситуацию, в которой «Газпром» мог бы отсрочить его или сделать весь этот процесс более длительным.
Впрочем, как считают российские эксперты, поляки просто судят по себе. Ведь это они в свое время отказали в создании совместного предприятия «Газпрому» и его европейским партнерам, что было необходимо для финансирования строительства «Северного потока-2». В итоге компании просто изменили схему финансирования, но все равно это создало ненужные трудности.
Тем не менее, «Газпрому» ни к чему брать пример с поляков. Тем более, что, как считает замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов, их проект Baltic Pipe не несет никакой угрозы для «Газпрома», как и другие попытки Польши обрести «газовое могущество» в европейских масштабах.

— За последние десять лет Польша анонсировала как минимум три крупных проекта в области энергобезопасности и формирования польского энергетического величия на международной арене. Варшава ведь мечтает не только отказаться от покупки газа у России, но и самой начать его экспортировать.
Первый такой проект — проект по добыче сланцевого газа. Поляков в этом очень поддерживали их американские друзья, которые уверяли, что газа им хватит на 400 лет. Но к 2012 году после геологических исследований выяснилось, что запасов намного меньше, и проект закончился ничем.
Вторая история — строительство терминала для приема сжиженного газа (СПГ). Он был построен в Свиноуйсьце и открыт в 2015 году, мощность составила 5 миллиардов кубометров природного газа в год. Это примерно треть от объема всего газа, необходимого Польше в течение года. У России, для сравнения, Варшава ежегодно закупает около 10 миллиардов.
Наконец, третий проект — это та самая Baltic Pipe, труба из Норвегии в Польшу. Долгое время Варшава не могла найти деньги на строительство. Это хоть и не очень масштабный проект, но требует определенных сумм. Идея Варшавы заключалась в том, чтобы расширить возможности страны по импорту газа и его дальнейшему транзиту другим потребителям.
Польша и сейчас является достаточно важным транзитером газа, но газа российского. Получается, мало того, что приходится покупать газ у Москвы, так его еще и нужно транзитировать и вдвойне зависеть от ужасных русских денег. Кроме того, как я уже сказал, поляки хотят стать газотранспортным узлом, увеличив свою роль хотя бы в Восточной и Северо-Восточной Европе.
Сама по себе идея достаточно здравая. Если вы строите массу газотранспортных проектов, становитесь узлом и хабом, вы автоматически увеличиваете свою роль для сопредельных государств. Baltic Pipe укладывается в эту логику.
Газопровод из Норвегии, во-первых, позволит получать газ от респектабельных европейцев вместо русских, во-вторых, транзитировать его странам Прибалтики. Но есть большие сомнения в том, что это вообще получится.

«СП»: — Почему?
— Во-первых, потому что первые два проекта успешными не стали. Первый откровенно провалился, да и второй явно себя не оправдывает. Дело в том, что суммарная мощность СПГ-терминалов в Европе превышает 220 млрд. кубометров. Но заполнены они ежегодно всего на 25%. Польский объект проигрывает аналогичным терминалам, которые уже построены в более развитых странах. А учитывая, что европейский рынок не так привлекателен для поставщиков, как азиатский, особо никто везти СПГ в Польшу не хочет, если только она не переплачивает чуть ли не в два раза. Другие страны вместо этого наращивают закупки у «Газпрома».
Во-вторых, возвращаясь к Baltic Pipe, эта труба хороша только в теории. Польша получает из России 10 миллиардов кубометров газа, и замещать предполагается именно их. Но Норвегия, как главный поставщик газа по этой трубе, в последние годы уже достигла максимума своей добычи. Это порядка 120 миллиардов кубометров газа в год, причем часть их уже расписана на годы вперед.
Кроме того, у Норвегии есть проблемы с поддержанием уровня добычи, а также с поиском и разработкой новых месторождений. Во время кризиса на рынке углеводородов норвежская StatOil демонстрировала худшие финансовые результаты из всех крупных нефтегазовых компаний мира. Это говорит о ее нестабильном положении, зависящем от высоких цен на углеводороды. А это означает, что тот газ, который они смогут добыть, норвежцы будут стараться продать максимально дорого.
Поставки по Baltic Pipe предполагают, что норвежцы должны нарастить добычу на 10 млрд. кубов газа, а лучше на 15 млрд. Но они не могут сделать этого сейчас. Значит, Польше придется у кого-то перекупать эти объемы. Она выйдет на биржу и тем самым создаст вакуум на определенных рынках, которые заполнит, кто бы вы думали? Конечно, «Газпром», потому что больше просто некому.
Вопрос для Польши в цене. Значительную часть газа Норвегия поставляет на спотовые площадки. Если Польша предложит лучшую цену, ей его продадут. Это не проблема. Проблема в балансе газа. Норвегии ради Baltic Pipe придется перенаправлять потоки с других рынков, с которых она просто уйдет. Туда придут другие поставщики, то есть «Газпром».
Поэтому даже если Польша построит свой газопровод и действительно начнет покупать газ у Норвегии, «Газпрому» от этого будет ни холодно, ни жарко. Потому что эти 10 миллиардов будут покупать другие страны. В результате, весь этот газопровод — очередной прожект от Польши, которая пытается играть роль серьезного регионального энергетического игрока, но раз за разом проваливается из-за непомерных амбиций своего руководства.

«СП»: — То есть, как-то препятствовать Польше не имеет смысла?
— Не думаю, что «Газпром» будет чинить препятствия этому проекту. Это просто неразумно. «Газпром», напротив, может получить хороший пиар за счет того, что если возникнут какие-то вопросы, он благородно их разрешит.
Правда, нужно будет согласовать чисто технические моменты. Причем если два газопровода будут пересекаться, делать это, возможно, придется не только с «Газпромом», но и с европейскими компаниями, которые могут войти в управление «Северным потоком-2». Но это уже будет касаться Польши и ее способности договориться со странами, с которыми она сейчас успешно ругается. Им придется договариваться с немцами и австрийцами. И, думаю, у тех возникнет к Польше масса вопросов. А «Газпром» вряд ли будет препятствовать строительству этого газопровода, потому что он ничем ему не угрожает.

Мария Безчастная. Свободная Пресса

Оставить комментарий