Рубль

Наш кукиш США: Россия переходит на юань

Чем на самом деле обернется госпрограмма «отказа от доллара»

Обещанный министром экономического развития план «отказа от доллара» уже привел к резкому росту курса этого самого доллара, а заодно и евро. Впрочем, в правительстве уже продумывают альтернативу западным валютам — в виде юаня.

«План Орешкина» спасет от санкций?
Министр экономического развития Максим Орешкин в среду заявил, что сразу три ведомства — Минэкономики, Минфин и Центробанк — приготовили предложения по снижению зависимости российской экономики от доллара. Впрочем, сенсацией это заявление не стало: так, еще в конце августа подобные заявления делали первый вице-премьер правительства, министр финансов Антон Силуанов и министр иностранных дел Сергей Лавров.
По их словам, России необходимо обеспечить поэтапный переход во внешней торговле на национальную валютную основу. В первую очередь это касается стран, которые столкнулись с американскими санкциями и торговыми ограничениями, — то есть Китая, Ирана и Турции.
«План Орешкина» стал ответной реакцией на агрессивную риторику и еще более агрессивные действия США, которые наносят удары по российской экономике. Сначала они фактически «отключили» от доллара российскую алюминиевую промышленность, а сейчас всерьез обсуждают идею «отрезать» от финансовой система Америки и крупнейшие госбанки нашей страны.
Кремль, разумеется, в такой ситуации и ищет альтернативы. Наиболее реальная среди них — это китайский юань. После последней волны антироссийских санкций Центробанк сократил авуары государственного долга США на $ 81 млрд, в то время как авуары китайского юаня выросли до 5% с 3%, приводит расчеты Bloomberg.
Ориентацию на «восточный вектор» по сути подтвердил и Орешкин: он сообщил, что Россия во внешнеторговых операциях с Китаем все чаще использует национальные валюты. Конкретный объем поступающих в российскую экономику юаней министр пока не называет. Осторожничает.
Хотя еще в июне Центробанк сообщал, что 9% платежей за экспортные поставки сырья и товаров из России в Китай осуществлялись в рублях, а российские компании оплатили 15% китайского импорта в юанях. И это при том, что всего три года назад эти цифры составляли 2% и 9% соответственно.
Потенциал для роста — огромный. По данным Ростаможни, за январь-июль 2018 года из России в Китай экспортировали товаров на сумму, эквивалентную $ 20,8 миллиардов, в то время как импорт составил почти $ 25 миллиардов.

Европа тоже проклинает доллар
Китай — крупнейшая внешнеторговый партнер России (если не считать Евросоюза): по итогам прошлого года оборот достиг суммы, эквивалентной $ 87 млрд., в нынешнем году власти двух стран обещают выйти на психологически важную отметку в $ 100 миллиардов. А в среднесрочной перспективе (к 2024 году) — $ 200 миллиардов. А бивалютная (юань-рублевая) платежная система может снизить валютные риски во внешней торговле, связанные с резкими колебаниями валютных курсов.
В течение ближайших пяти лет прямые инвестиции Китая в российскую экономику планируют довести до $ 15 миллиардов. Но, видимо, уже в юанях… Тем более, что для развития торгово-экономического, инвестиционного и научного сотрудничества между двумя странами уже создан Российско-китайский инвестиционный фонд, в котором аккумулирована суммы, эквивалентная почти $ 10 миллиардам (в юанях и рублях соответственно).
Уже сейчас некоторые страны — экспортеры нефти, торгующие с Китаем, под давлением Пекина начинают отказываться от контрактов на нефть, деноминированных в долларах. И китайские, и западные экономисты прогнозируют, что уже в самое ближайшее время экспортеры (такие как Иран или Пакистан) начнут конвертировать свои доходы, полученные в юанях, в китайские государственные долговые обязательства.
Стоит заметить, что к политике дедолларизации тяготеют уже и в Европе. В частности, в августе министр финансов Франции Бруно Ле Майр заявил журналистам, что он хотел бы видеть в своей стране финансовые инструменты, которые «полностью независимы» от США, поскольку хочет «чтобы Европа была суверенным континентом, а не вассалом США».
А следом и Жан-Клод Юнкер, президент Еврокомиссии, назвал «абсурдной» ситуацию, когда европейские компании покупают европейские самолеты в американской валюте вместо родного евро.

Процесс отказа до доллара небыстрый
Относительно того, насколько близка и реалистична «юанизация» российской экономики, мнения опрошенных «Свободной прессой» экспертов разделились.

Старший научный сотрудник Института экономической политики (ИЭП) Сергей Жаворонков:
— Юань не является свободно неконвертируемой валютой, его доля в мировых расчетах пока ничтожна. Причем пока и сами китайцы предпочитают заключать внешнеторговые контракты в долларах. Для России, осуществляющей 70% расчетов в долларах, 15% в евро и 12,5% в рублях (в основном со странами СНГ) юань тоже не был никогда крупной расчетной единицей.
В случае расширения санкций против российских госбанков, делающих невозможными их операции через корреспондентские счета в США, очевидной альтернативой выглядит евро. А пока что российский Центробанк наращивает золотовалютные резервы, покупая в том числе и доллары, купив с начала года чуть менее $ 30 млрд. Так что простой вопрос российским властям: если доллар так плох, зачем они его покупают в таких количествах?

Заместитель директора аналитического департамента компании «Альпари» Анна Кокорева:
— Речь идет о том, чтобы перейти на расчеты в других ликвидных валютах. Но это не значит, что нужно выбрать какую-то одну. Страны будут рассчитываться в национальных валютах, если они являются ликвидными (например, с Китаем или с иными партнерами) в любой из альтернативных доллару валют — например, евро, фунтах, франках, рупиях и т. д. Перспективы такие есть, так как иные страны тоже не желают продолжать расчеты в долларах, однако это процесс, полагаю, не быстрый.

Антон Чаблин. Свободная Пресса

Оставить комментарий